всё вместе аниме манга колонки интервью отвечает Аня ОнВ
31 заметка с тегом

манга

Мун. Бегство из дворца

Чод, водонос из деревни Чоддам, является к стенам имперской столицы и покушается на жизнь императора, который по традиции раз в году выезжает к народу на огромной механической черепахе, но не выходит при этом из шатра на ее панцире. Убить императора по какой-то причине невозможно. Чода сажают в клетку и доставляют во дворец, где и начинается эта путаная, богатая на неожиданные повороты история.

Останется ли «Мун» однотомником — вопрос открытый.

В 1990-е российский фэндом активно обсуждал вопрос «обязана ли фэнтези быть глупой?» — и самый распространенный ответ звучал так: «Не обязана, но имеет высокие шансы быть таковой». Для фэнтезийной манги, поневоле упрощающей сюжет ради здорового баланса текста и картинки, эта максима верна вдвойне. «Мун. Бегство из дворца» — приятное исключение из правил, пусть и не лишенное недостатков.

Перед нами необъятная (над ней, как над Британией XIX века, не заходит солнце) империя, явленная, правда, в первом томе лишь на уровне идеи — действие тут происходит почти исключительно в императорском дворце. Покушение на правителя оказывается для уже упоминавшегося Чода лишь предлогом проникнуть в святая святых этого дворца, в тронный зал, где преступника допрашивает сам император. Причем не один, а четыре его двойника, прячущих лица в тех же шатрах. Чод убеждает повелителя ойкумены в том, что совершил покушение понарошку, а на деле мечтает помочь огнерожденному императору убить неких заговорщиков. Тот отпускает Чода, приставив к нему лучшего воина империи — Муна. Через несколько страниц мы выясняем, что, конечно, Мун и есть настоящий император. Кто такой Чод, где два героя врут, а где говорят правду, и что вообще происходит — обо всём этом предстоит узнать либо в первом томе эпопеи, либо, хочется верить, в следующих.

Местами рассуждения героев заставляют вспомнить о дедуктивном методе сами знаете кого. «Чёрт подери, Чод, как вы догадались?» — «Элементарно, мой дорогой Мун!»

Сюжет «Бегства из дворца» по большому счету — пеший квест. Фэнтезийные атрибуты кажутся традиционными — от правителя, маскирующегося под более или менее рядового подданного, до страшного подземелья, где злодей данного тома, престарелый механик и некромант Фат, готовит жуткую машину-убийцу из трупов. Спасает «Муна» незаурядная фантазия Алексея Караулова, строящего повествование по принципу «ни страницы без сюрприза». То один, то другой герой то и дело догадываются о чём-то, опережая читателя на шаг-два, так что приходится возвращаться на несколько страниц и перечитывать/пересматривать соответствующие сцены. Да, временами догадки похожи на рояли, которые автор выкатывает на нас из кустов, и не всегда у него это выходит ловко, а даже если и выходит, приключения мысли здорово тормозят приключения тела (как в последней главе, где Мун и Чод, как та улитка, долго-долго взбираются по мусорному склону, потчуя читателя гипотезами и флешбэками). Но средство всё равно выбрано верное: благодаря внезапным виражам сюжета внимание не ослабевает, книжка листается то вперед, то назад — и не разваливается, и пальцы не пачкает, спасибо издателю.

«Мун» вполне можно назвать мангой — комикс заимствует у японцев не только стилистику и звуковые эффекты (ВДУФ, ФУЩЩ, СПЛИЩ, СКЛАШ, ХЛАСТ — это, мы понимаем, персонажи дерутся, а дерутся они часто), но и сверхдеформированные версии героев для пущего комизма. Графическая часть в исполнении иркутского иллюстратора Saikono Joker уступает сюжетной: в целом нарисовано неплохо, но местами бедновато (пейзажи и архитектура весьма условны, массовка вся на одно лицо), местами неестественно (позы, ракурсы, пропорции — описать такую графическую несообразность трудно, однако она сразу бросается в глаза). Повторим: недостатки у комикса есть — включая полностью открытый финал (а когда будет следующий том, и будет ли?), сомнительный юмор и некоторую абстрактность происходящего. Тем не менее, «Бегство из дворца» можно смело рекомендовать всем тем, кто не устал ждать от фэнтези ну хоть чего-то большего. —НК

Мужская дружба Муна и Чода пока не разбавлена женским обществом, но лишь пока — если верить аннотациям к роману Караулова «Мун, пощадивший солнце» (2009), однажды в жизни скрытого императора появляется 15-летняя Ная…
«Мун. Бегство из дворца», комикс Сайконо Джокера (графика) и Алексея Караулова (текст), 192 стр. Выпущен в 2013 г. издательством «Фабрика комиксов». По роману Алексея Караулова «Мун, пощадивший солнце» (2009).

Влог «Отаку на видео», день 26

Двадцать шестое японское мини-включение: утренний синкансэн забрасывает корреспондентов «Отаку» в Киото, где те за один день успевают изучить богатую экспозицию Международного музея манги, взглянуть на домик, в стенах которого нарисованы K-ON с «Меланхолией Харухи Судзумии», и прогуляться по торговой улочке из аниме Tamako Market.

 14   2013   видеоблог   Киото   манга   музеи   Отаку на видео

Отвечает Аня: лоликон вне закона

Вопрос: Правда ли, что парламентарии в Японии тоже пытаются приравнять хентай с несовершеннолетними персонажами к детской порнографии, как это сделали эксперты Роскомнадзора?

Ответ: Правда. Но в этой истории много нюансов, о которых полезно знать.
Эротическая эксплуатация образов несовершеннолетних присуща не только аниме и манге: японское общество в целом относится к этому явлению несколько более толерантно, чем наши соотечественники или общественность на Западе. Наверное, любой, кто интересуется японским литературным или кинематографическим мейнстримом, сталкивался с определенной сексуальной фетишизацией образа ребенка (особенно девочки-школьницы), не слишком характерной для западной культуры. Влечение японцев к образам детей допубертатного и раннепубертатного возраста — так называемый «комплекс Лолиты», лоликон, если объектом влечения становится девочка, и сётакон, когда речь идет об интересе к мальчику, — по-видимому, стало прямым следствием общей любви этой нации к симпатичным миниатюрным вещам — всему тому, что укладывается в определение «каваии».

Бонсай, оригами, миленькие персонажи-маскоты, крохотные микролитражные автомобили, удобная в использовании портативная электроника, игрушки-гасяпоны — все эти приятные, успокаивающие мелочи сглаживают сильнейшее давление, которому с детства подвергается японец — зубрящий, перерабатывающий сверх меры, подчиняющийся сложной системе социальных норм. Долю аудитории вполне невинных школьных сюжетов вроде «Адзуманги» и K-ON (где мало внимания уделяется учебе, а фокус смещен на дружбу умилительных старшеклассниц, выглядящих моложе своих 16-17 лет) составляют взрослые зрители: для них эти сериалы становятся возможностью отдохнуть от повседневного стресса, ненадолго забыть о грузе ответственности. Популярность юных персонажей — невинных, привлекательных, открытых, дружелюбных, непосредственных и беззащитных — неминуемо ведет к их фетишизации и в сексуальном плане.

Многие любители аниме знают, что в декабре 1983 года вышла самая первая в истории отрасли OVA (лента, нарисованная специально для издания на домашнем видео; это был научно-фантастический мультфильм Dallos реж. Мамору Осии), но куда меньше фэнов в курсе, что уже в феврале 1984-го третьим по счету OVA-релизом стала дебютная серия цикла Lolita Anime — рисованного порно с участием школьниц и рейтингом «для зрителей старше 18». С тех пор объемы хентая и лоликон-продукции (в основном не аниме, а самиздатовских комиксов-додзинси) только росли, хотя действительно шокирующие истории с героями, которые выглядят как совсем маленькие дети, составляют крохотную часть от общего объема японской порнографии. Но такие произведения действительно существуют, доступны взрослым покупателям в специализированных магазинах и имеют свой круг поклонников.

Рисунок и мультипликация в Lolita Anime прескверные даже по меркам ТВ-аниме середины 1980-х.

Часто цитируемый сейчас директор организации «Лига безопасного интернета» Денис Давыдов считает, что порнографическая аниме-продукция способствует распространению сексуального насилия над несовершеннолетними. Зарубежным экспертам такой закономерности, однако, выявить не удалось. В Японии с 1972 года наблюдается резкий рост популярности порнографии, при этом из года в год стабильно снижалось число задокументированных случаев сексуального насилия, в том числе над детьми до 13 лет (подробно об этом — в работе сексологов Милтона Даймонда и Аяко Утиямы); похожие результаты зафиксированы исследователями из Германии, Дании и Швейцарии. Изучающий отаку-культуру профессор университета Васэда Хироки Адзума убежден, что среди читателей лоликонной манги преступников не больше, чем в среде людей с другими увлечениями. Известно, что печально знаменитый маньяк-убийца Цутому Миядзаки (его часто относят к числу отаку) был поклонником жестоких комиксов и фильмов ужасов, но какая-либо связь между совершенными им убийствами малолетних девочек и мангой в жанре лоликон до сих пор не доказана и остается предметом споров. Существует даже точка зрения, что лоликон «переключает» латентного педофила на привлекательные рисованные образы, отводя угрозу от настоящих детей.

Школьницы и подчеркнуто молодые девушки были постоянными героинями достаточно талантливо сделанного цикла хентайных OVA Cream Lemon (1984—1993, 38 серий).

Япония — современное развитое государство, по законам которого сексуальная эксплуатация ребенка является уголовно наказуемым преступлением, а производство и распространение детской порнографии запрещены. Правда, как и в России (и в отличие от подавляющего большинства стран мира), отсутствует запрет на владение такими материалами — но этим сходство исчерпывается. В 2010 году международная организация Telefono Arcobaleno опубликовала данные по территориальной принадлежности веб-ресурсов с детской порнографией: Россия заняла 4 место с 7118 сайтами, Япония же — только 12 место с 56 сайтами. В 2012 году, по данным Internet Watch Foundarion, на Азию приходилось лишь 8% выявленных сайтов с подобного рода материалами (доля США — 54%, Европы вместе с Россией — 37%). Тот факт, что в Японии сегодня легально издается рисованная порнография с выдуманными несовершеннолетними персонажами, вовсе не означает, будто японское общество в целом одобряет такие комиксы или даже поощряет педофилию. Скорее, это свидетельствует об уважительном отношении японцев к свободе творчества и праву меньшинства на самовыражение. «Докатились до картинок про секс с малолетками? Ваше извращение — это ваше личное дело, рисуйте и читайте свою похабщину за закрытыми дверями сколько угодно, если вы при этом не трогаете настоящих детей», — примерно так можно сформулировать общественный консенсус по вопросу лоликона.

Обложки ежемесячного журнала Comic LO (сокращение от Lolita Only) авторства иллюстратора Такамити выглядят мило и безобидно, однако мод ними скрывается натуральная порнография с участием рисованных детей. Выпуск такого издания в России или на Западе немыслим, в Японии его c 2002 года может купить любой взрослый.

В 2010 году бурю в стакане воды поднял политик и литератор Синтаро Исихара, на тот момент занимавший должность губернатора Токио. Исихара, ультраправый националист, известный своими скандальными высказываниями в адрес сограждан, иностранцев, гомосексуалистов, пожилых женщин и жертв Нанкинской резни, озаботился моральным обликом столичных подростков, инициировав внесение поправок в «Постановление Токийской метрополии о здоровом развитии молодежи» — закон префектуры, действующий с 1964 года и ограничивающий доступ детей и подростков к «вредоносным публикациям». Первый пакет поправок под довольно диким названием «билль о несуществующих несовершеннолетних» (хидзицудзай сэйсёнэн), в котором предлагалось оградить юную аудиторию от сексуализированных изображений персонажей младше 18 лет, был сформулирован крайне общо, вызвал протесты многих мангак, Гильдии японских писателей и Демократической партии Японии, и в итоге был отклонен городским правительством. Исихару это не остановило, и через несколько месяцев с его подачи был принят так называемый «билль 156» — переработанный пакет поправок, расширивший понятие «вредоносных публикаций» за счет «любой манги, анимации или графических изображений, демонстрирующих сексуальные или псевдосексуальные акты, которые противозаконны в реальной жизни, равно как сексуальные или псевдосексуальные акты между близкими родственниками, чей брак в реальной жизни был бы противозаконен, особенно когда такая демонстрация неоправданно превозносит или утрирует указанные акты». Откровенной рисованной порнографии всё это, что характерно, касалось мало: она и так публиковалась под грифом «сэйдзин» («для взрослых») или «18+», лежала на отдельных полках, и тинэйджерам ее не продавали.

Многих авторов-лоликонщиков сложно упрекнуть в отсутствии художественного дара. Серию пин-апов Futuregraph публикует в порножурналах Рэндзи Мурата, дизайнер персонажей хорошо известного в России аниме «Изгнанник».

В ответ на изменение закона Ассоциация японских аниматоров (AJA), крупнейшие издательства Shueisha, Kodansha и Shogakukan заявили, что поправки опять-таки написаны чересчур общо, могут трактоваться излишне широко, а значит — ограничивают гарантированную конституцией Японии свободу выражения и окажут подмораживающий эффект на всю аниме- и манга-индустрию (как свод цензурных правил Comics Code в свое время затормозил развитие американских комиксов). Ряд студий и издателей первого эшелона бойкотировали проводящуюся городской администрацией ярмарку Tokyo Anime Fair, вышел крупный скандал, отреагировать пришлось даже тогдашнему премьер-министру Наото Кану — он высказался в том смысле, что детей от разврата надо беречь, но срыв отраслевого смотра недопустим, так как японская анимация должна завоевывать зарубежные рынки. Обновленный закон, впрочем, остался в силе, и сегодня мангака, вводя в сюжет, например, сцену изнасилования (совсем не обязательно нарисованную со смакованием подробностей) может подставить под удар своего издателя.

Дальше — больше. В конце мая 2013 года сразу три политические партии, включая правящую Либерально-демократическую партию Японии (ЛДП) представили на рассмотрение нижней палаты японского парламента проект поправок к закону о детской порнографии, где, во-первых, оставлены без внимания спорные места (само определение детской порнографии в действующем законе сформулировано столь нечетко, что под него могут подпадать даже обычные семейные фото), а во-вторых, проделан финт, аналогичный выкинутому в июне неназванными экспертами Роскомнадзора: законопроект ставит знак равенства между детским порно и рисованными произведениями («мангой, аниме, компьютерной графикой» — сюда же попадают и компьютерные игры), где запечатлено растление несуществующих детей. Примечательный момент: литература в этот список не попала, и комментаторы уже иронизируют, что некоторые книги, написанные в молодости Синтаро Исихарой, содержат просто порнографические сцены, а вот если бы их экранизировали в виде аниме, то вышла бы «детская порнография». Из законопроекта прямо следует, что любая нарисованная от руки или сгенерированная на компьютере иллюстрация с обнаженным персонажем в возрасте от 0 до 18 лет может стать объектом расследования на предмет «нарушений прав ребенка».

Против этих поправок выступает вся индустрия: Ассоциация японских карикатуристов, профсоюз создателей анимации JAniCA, организаторы крупнейшей ярмарки манги Comic Market, Японская ассоциация книгоиздателей и ассоциация журнальных издателей, масса отдельных аниматоров, сценаристов и художников. Вместе с юристами наиболее активные противники предлагаемой коррекции закона из числа комиксистов — Кэн Акамацу (автор Love Hina, Negima), ветераны мангапрома Фудзико Фудзио («Дораэмон»), Лэйдзи Мацумото («Галактический экспресс 999») и Тэцуя Тиба (Ashita no Joe) — провели консультации в парламенте, пытаясь убедить законодателей в ошибочности смешения проблемы преступлений против реальных детей и регулирования издательской отрасли. Мангака Син Кибаяси (GetBackers, Kindaichi Case Files), приглашенный в комиссию ЛДП по реализации программы Cool Japan, возмутился тем, что партия пытается продвигать японскую развлекательную продукцию за рубежом, параллельно насаждая у себя на родине цензуру.

26 июня закрылась 183-я сессия японского парламента. Проголосовать по спорным поправкам законодатели не успели, и по просьбе группы юристов ЛДП рассмотрение этого вопроса перенесено на осень. Кэн Акамацу написал в твиттере, что бой не закончен, и призвал соотечественников активнее высказываться против предложенной редакции закона. ■

Что творится

Крылатые машины, международные проекты, большие деньги, достижения анонимусов, примечательные трейлеры, душа аниме и новая старая манга — в обзоре текущих событий.

12 июня правительство Синдзо Абэ утвердило дальнейшее финансирование программы Cool Japan: для глобального продвижения продукции японских «креативных индустрий» — то есть аниме, манги, поп-музыки, моды, дизайна, архитектуры — из государственного бюджета будет выделено 50 млрд иен (около 16,5 млрд рублей). Что это значит для нас? По всей видимости, можно ждать расширения деятельности Японского фонда: больше фестивалей, выставок, гастролей, книг, курсов, семинаров; не исключено, что исследователям аниме и манги станет проще получать гранты на научную работу. J-Fest и «Хинодэ», надо думать, подрастут в масштабах, зачастят всевозможные «послы культурной дипломатии» (если вдруг текст читают кураторы программы из Бункатё — пожалуйста, сделайте что-нибудь с Такамасой Сакураем, слушать эту пластинку четвертый год подряд будет невыносимо). Кроме того, государственное финансирование съемок мультипликации не ограничится ежегодным сборником Anime Mirai: так, 50 млн иен выделяют на производство совместного японско-американского полнометражного фильма Project Alpha (предварительное название) студии Lucent Pictures, а Астро-бой, говорят, долетит аж до Нигерии. Предполагается, что жить станет лучше и веселее.

● ● ●

Studio Ghibli представила список сэйю и показала пять постеров следующего фильма Хаяо Миядзаки — «Ветер поднялся» (Kaze tachinu). Главного героя картины, конструктора истребителя Mitsubishi Zero Дзиро Хорикоси, озвучил не профессиональный артист дубляжа, а «отец „Евангелиона“» Хидэаки Анно. Японская премьера состоится 20 июля — корреспонденты «Отаку» как раз будут в Токио и оперативно поделятся впечатлениями.

Занятный фактоид: часть звучания мотора самолета в фильме имитируется человеческим голосом. Миядзаки и продюсер Тосио Судзуки вообще хотели записать саунд-эффекты вдвоем, но звукорежиссер их отговорил.

Помимо участия в проекте Миядзаки-отца, Анно недавно привлек внимание СМИ и зрителей по другому поводу. Режиссер призвал к защите токусацу, японской школы и жанра спецэффектных фильмов, находящихся, как убежден Анно, на пороге исчезновения. По всем канонам токусацу — с миниатюрными макетами, актером в костюме монстра и настоящей пиротехникой — сделан короткометражный фильм «Бог-воин приходит в Токио», снятый в прошлом году Анно при продюсерской поддержке Studio Ghibli и фактически ставший развернутым прологом миядзаковского аниме «Навсикая из Долины Ветров» 1984 года.

● ● ●

Новость из серии «сегодня он Death Note читал, а завтра родину продал»: агентство «Рейтер» выяснило, что Эдвард Сноуден, организатор утечки секретных материалов ЦРУ и АНБ, десять лет назад был анимешником и мастерски играл в Metal Gear Solid Tekken.

● ● ●

Роман Studio 4°C c автогигантом Toyota вылился в очередное короткое аниме из цикла Peace Eco Smile: на этот раз инопланетянин Пес, трио его лупоглазых помощников и земная девушка Куруми обживают компактный седан Vios, разработанный для восточноазиатского рынка.

Сменился не только режиссер: получив в свое распоряжение мир PES, Хидэкадзу Охара сильно переработал внешний вид персонажей.

● ● ●

Автор «Скотта Пилигрима» Брайан Ли О’Мэлли нарисовал Сейлор Мун — «ни с того ни с сего, просто захотелось освежить образ». О’Мэлли пишет, что Усаги Цукино в свое время стала его проводником в мир аниме и манги. История нашей жизни, Брайан. История нашей жизни.

● ● ●

Краудфандинговый блиц

• За последние месяцы японские компании открыли две онлайн-площадки для зрительского софинансирования аниме. На платформе Anipipo собирают деньги для съемок трех проектов, в том числе милой рождественской короткометражки Santa Company. Сайт AnimeSols предлагает уже готовый продукт: пользователям из США и Канады бесплатно показывают старое аниме (Black Jack, Creamy Mami, Yatterman и Tekkaman — вещи из каталогов Tezuka Productions, Tatsunoko и Pierrot), предлагая скинуться на официальный выпуск этих сериалов на носителях. Судя по счетчикам, западная аудитория встретила предложение без особого энтузиазма.

• Японская студия J.C.Staff и французы из Pollux Animation планируют собрать 16000 евро для создания 90-секундного трейлера мультсериала Asterion; с этим роликом творческая группа отправится искать корпоративных спонсоров. Придуманные французскими иллюстраторами образы персонажей адаптирует для экрана Хироси Симидзу (ведущий аниматор Michiko and Hatchin), к работе привлечены Ситиро Кобаяси (художник-постановщик телеверсии «Берсерка»), Хиромаса Огура (автор многих фоновых картинок для «Акиры» и «Призрака в доспехах»), Кадзуо Тэрада — раскадровщик, режиссер Flag и Ulysses 31. Пока собрано 13% необходимой суммы, остается 40 дней.

• Cбор средств для съемок и производства документального сериала «Отаку на видео» финишировал на 366% первоначальной суммы, повторная экспедиция в Японию неизбежна — с 12 по 31 июля смотрите на YouTube новый цикл ежедневных видеоподкастов. Стоит, наверное, сказать, что онлайн-журнал Look At Me упомянул «Отаку на видео» как пример в руководстве по краудфандингу, плюс нас заметила зарубежная пресса: материал о проекте напечатал «Восток Цусин» — еженедельник для японских предпринимателей, госчиновников и представителей СМИ.

• На ведущем мировом краудфандинговом сайте Kickstarter очень успешно выступила Studio Rikka: попросили 18000 долларов на выпуск Blu-ray с международной версией чудесного аниме Time of Eve, получили уже почти в семь раз большую сумму, и это не предел. Присоединиться к акции можно до 22 июня.

Полнометражный вариант Time of Eve снабдят субтитрами на разных языках, включая русский. К диску приложат 40-страничный буклет на английском языке.

● ● ●

Корреспондент сайта NBN поговорила с Иэном Кондри, автором книги «Душа аниме: совместная креативность и история успеха японских медиа» (The Soul of Anime: Collaborative Creativity and Japan’s Media Success Story, издательство Duke University Press, 2013). Тематика беседы — аспекты производства, распространения и потребления анимации; хип-хоп, торренты, социальная синергетика, онлайн-сообщества фэнов, шагающие роботы, труд, языки, глобализация, будущее демократии и капитализма, Мамору Хосода, логос, космос, хаос и трансмедийный дискурс (простите). Послушать 70-минутную запись можно здесь, за Kindle-версию книги Amazon просит $13.17.

Также в рубрике «занимательное чтиво»:
Перевод (с японского на английский) интервью Мааи Сакамото, из которого следует, что артисты озвучения «Евангелиона» тоже не понимают, о чём он.
• Андрей Фоменко, «Полеты Хаяо Миядзаки».
• Николь Ламерикс, «Культурная динамика додзинси и косплея: локальный аниме-фэндом Японии, США и Европы» (PDF, англ.)
• Ан-Мин До, «Три вещи, которые стартапер может почерпнуть из манги One Piece» (англ.)
• Japanator публикует интервью режиссера Хироси Нагахамы, где тот объясняет, почему предпочел для экранизации Aku no Hana технику ротоскопирования (посчитал, что необходима максимально реалистичная манера подачи), отчего не остановился на видео с актерами, всё-таки выбрав анимацию (чтобы персонажи не ассоциировались с конкретными артистами), и отвечает критикам стремной картинки, что лучше, мол, запомниться крипотой, чем не запасть в душу вовсе.

Aku no Hana («Цветы зла», в честь бодлеровского сборника стихов) — неожиданное отражение «Школы» Валерии Гай Германики, самобытная экранизация сильной манги и безусловный хит сезона.

● ● ●

Легион анонимусов умеет дидосить сайты, жечь водометы турецкой полиции, разводить школьниц на неприличные фото и — открыто достижение! — дешифровывать выдуманные языки из аниме The Devil Is a Part-Timer! и Gargantia.

● ● ●

Постоянный читатель «Отаку» Л. Э. Волосянис попросил редакцию выбрать три самых важных аниме-трейлера последнего месяца. Редакция думала ровно пятнадцать секунд.

Антология Short Peace Кацухиро Отомо («Акира», «Стимбой») и других режиссеров. Японская кинопремьера 20 июля.
OVA Ghost in the Shell Arise: новые приключения известных лиц и планшета Microsoft Surface; первая серия выходит 22 июня.
Сериал Uchouten Kazoku по роману Томихико Морими (The Tatami Galaxy) в японском телеэфире с 7 июля.

● ● ●

Тысячи (ну хорошо, десятки) ценителей манги горько вздохнули прошлой зимой, когда издательство «Росмэн» закрыло «Росмангу» — в рамках этого суббренда выходил «Дораэмон» в переводе Дмитрия Коваленина и ряд других комиксных серий: «Гостевой клуб лицея Оран» Хатори Биско, «Староста-горничная» Хиро Фудзивары, «Бабочка» Ю Айкавы, «Семя Тьмы» Киты Конно, адаптация «Звездного пути» и победитель голосования «Манга года 2011» на сайте «Мангавест», «Мобильная маргаритка» Кёсукэ Мотоми. «Дораэмона» удалось издать два тома из более чем четырех десятков существующих, росмэновцы почти не рекламировали свое манга-направление, мало внимания уделяли коммуникации с аудиторией. Образцовая детская манга (каковой «Дораэмон» считается по праву) русскому читателю по-прежнему чужда — просто получить лицензию, напечатать томики, развезти их по магазинам в данном случае явно было недостаточно. Поглядим, как дело пойдет дальше: в мае о спасении «Дораэмона» и «Гостевого клуба» объявил ведущий (и единственный) некромант российского рынка манги, екатеринбургская «Фабрика комиксов»: обе серии продолжат выходить.

Стараниями того же спасателя увидел свет первый том «Торадоры», который ранее собиралась издать «Палма Пресс» (опять-таки, сошедшая с дистанции во время Великого Коллапса Местных Манга-издательств), а в своем «онлайн-буфете» «Фабрика» собирает предварительные заказы на обновленный тираж манги «Босоногий Гэн» о послевоенных буднях Хиросимы. Прежний выпуск состоялся еще в середине 1990-х; «Гэн», похоже, следует считать первой мангой, добравшейся до России официальным путем. Те не слишком презентабельные книжечки давно стали библиографической редкостью (или рассыпались), и вот читателям обещан куда более солидный вариант со специально нарисованными обложками и каким-то особым шрифтом. —ВК

● ● ●

Один из создателей «Юной революционерки Утэны» Кунихико Икухара демонстрирует иллюстрации художницы Тихо Сайто для релиза сериала на Blu-ray. Казалось бы, при чём здесь Фредди Крюгер.

Обвиняется манга: «Тетрадь смерти»

Книгой-убийцей называют свердловские общественники японский комикс Death Note — и требуют запретить его продажу. Уральские родители уверены: эта книга довела до самоубийства школьницу в Екатеринбурге.

Ключевые персонажи «Тетради смерти» — студент Лайт Ягами и синигами Рюук. Иллюстрация из первого тома манги.

Самоубийство 15-летней Юлии Макаровой при прочих равных условиях СМИ не заинтересовало бы: в России самый высокий в Европе уровень самоубийств среди подростков — 1500 случаев в год (плюс еще 4000 попыток). По данным ЮНИСЕФ, каждый четвертый мальчик и каждая вторая девочка из РФ серьезно обдумывали возможность суицида. Но эта смерть стала особенной. Отец Юлии нашел в ее комнате комикс «Тетрадь смерти» и обвинил книгу в доведении дочери до самоубийства. Ведь, по словам родителя, в остальном у Юлии — отличницы и спортсменки, увлекавшейся иностранными языками — всё было хорошо, семья ее жила «абсолютно счастливо». Никаких иных причин для суицида не было и быть не могло — только манга Цугуми Ообы и Такэси Обаты. Говоря о том, что могло подтолкнуть дочь к полету с тринадцатого этажа, отец сообщает: «Я кроме как плохих книг, отвратительных… больше ничего не вижу». И в другом интервью: «Мысли, которые там… они же ужасные».

Если бы не скорбные обстоятельства и потенциальные последствия, весь макабрический хоровод, который журналисты водят вокруг «Тетради смерти» в российском инфопространстве, стоило бы воспринимать как фарс и цирк. Апофеоз печальной клоунады — телепередача «Дело Х», ведущая которой, актриса Лидия Вележева, сразу расставляет точки над «ё»: «Трагическая смерть девочки, которая всё свое время посвящала чтению „Тетради смерти“…» Закадровый, хорошо поставленный, доверительный мужской голос вводит зрителей в курс дела: «„Тетрадь смерти“ неуклонно толкала восьмиклассницу Юлию Макарову к самому краю… Книгу-убийцу нашли рядом с предсмертной запиской… Каждый день отличница и умница погружалась в ритуальное чтение „Тетради смерти“. Книгу нужно было читать от конца к началу, используя специальный шифр для каждого эпизода…»

Любой человек, хоть немного знакомый с проблематикой, понимает, что это бред от первого слова до последнего. Но таких людей всё еще немного. И вот уже на Средний Урал приезжает лично детский омбудсмен Павел Астахов, после чего правительство Свердовской области принимает решение запретить продажу манги. С 10 апреля прочесываются книжные магазины и торговые точки области, проводятся выездные рейды с целью изъятия «опасных комиксов». Надо думать, самоубийства подростков региона после этого прекратятся. А если нет — бдительные органы найдут нового виновника. Да взять хоть «Анну Каренину» графа Толстого. Что это, как не апология суицида?

Евгений Жабреев, косноязычный президент Уральского родительского комитета (с говорящей аббревиатурой УРК), всерьез уверен, что «Тетрадь смерти» — это элемент заговора: мол, кто-то — тот, кто распространяет комикс, — ставит эксперименты над нами и нашими детьми. Редакция «Отаку» от теорий заговора далека и конспирологически не озабочена. Мы полагаем, что происходящее — это гремучий микс всеобщего невежества, желания СМИ превратить любую трагедию в шоу и стремления чиновников найти самое простое решение проблемы — то есть среагировать так, чтоб особо не париться и вообще поменьше задумываться.

Если бы люди вняли братьям Стругацким, говорившим, что думать — не развлечение, а обязанность, то просекли бы элементарное: «Тетрадь смерти» нашли в комнате Юлии лишь после гибели девочки, и обороты типа «всё свое время посвящала» и «каждый день погружалась» — это безответственная фантазия сценаристов шоу, людей, которым совесть нельзя иметь по трудовому договору. «Ритуальное чтение» и «специальный шифр» — какой-то уже безудержный делирий, хотя можно предположить, откуда родилась фраза про «читать от конца к началу»: манга традиционно печатается так же, как в Японии, то есть листается справа налево. Тут надо бы тщательнее — мусульмане тоже читают Коран справа налево, а закон о защите чувств верующих уже прошел в Госдуме первое чтение.

Между тем в предсмертной записке Юлии Макаровой нет ни слова о «Тетради смерти» — и, как ни крути, ни слова, которое можно четко с этим комиксом ассоциировать. Зато там есть кое-что такое, что не любят цитировать журналисты, — про наше общество: «Это общество не позволило бы мне жить. Надеюсь, что не будем обсуждать еще и это… Вы, наверное, помните, что я не очень-то ценила всё, что у меня было. Может, потому, что я поняла, что это не так уж и ценю? Моя жизнь означает чью-то смерть. Теперь и мой черед… Быть может, это будет кто-то, кто поистине будет любить ее? (…) Я знаю, что вы любили свою дочь. Но, к сожалению, не того человека, которой она была. Этот мир меня тяготит. Не уверена, что в другом будет лучше, но попробовать стоит. Просто так надо. Простите». У абсолютно счастливой Юлии имелись веские (для пятнадцатилетнего человека) основания считать, что «это общество» не позволит ей существовать. И это не общество екатеринбургских анимешников — логичнее предположить, что скорее это общество УРКов, социум бесконечных астаховых и жабреевых, доморощенных конспирологов, желающих контролировать всё на свете.

Отца Юлии можно и нужно понять. Увы, невозможно поверить в то, что он понимал внутренний мир дочери, если даже о ее увлечении японскими комиксами он узнал после трагедии. О книгах, которые читала дочь, отец говорит: «Мы [родители?] не читаем, не смотрим, что там написано». А зря. В одном из репортажей показывают книжную полку в квартире покойной: рядом с собранием сочинений Драйзера — несколько томиков Кастанеды. Если уж искать источник знаний о том, что ждет нас за гробом, дон Хуан с его лекциями о том, как после кончины проскочить на цыпочках мимо Орла, сам просится на скамью подсудимых. Куда важнее другое: Юлия покончила с собой за день до сороковин по бабушке, чья смерть не могла не повлиять на состояние девочки. К сожалению, отец всего этого не хочет видеть в упор. Из его слов следует, что какое-то время он не мог простить дочь за то, что она решила умереть. Отсюда — поиск виновного.

Но при чём тут «Тетрадь смерти»? Сюжет манги и аниме практически не связан с самоубийствами (кажется, на всю историю там ровно один случай суицида — Киёми Такады). Более того, манга Ообы и Обаты — прекрасное моралите о том, как пагубно быть сверхчеловеком, ощущать себя «не тварью дрожащей, а тем, кто право имеет». «Тетрадь смерти» стоит в одном ряду с «Преступлением и наказанием», где тоже ведь убивают — и очень жестоко притом. Поминавшийся уже Жабреев обвиняет книгу в том, что она инфильтрует в сознание подростка жуткую идею: «Жизнь существует после смерти, настоящая жизнь, и для того, чтобы ее познать, надо умереть… то есть это такая некоторая информационная кодировка, зомбирование». Евгений Борисович, вы извините, конечно, но это не совсем «Тетради смерти» кодировка. Это, вообще говоря, основополагающая идея христианства, ислама, иудаизма и (с оговорками) буддизма. Одни только атеисты считают, что души нет и после смерти нас ждет великое ничто — и как раз для них эта мысль всегда была аргументом в пользу суицида: если «того света» нету, зачем тут мучаться?

Это не говоря о том, что ни одна книга, ни один фильм не могут довести до самоубийства человека, умеющего работать с собственной психикой (которая рано или поздно выкидывает коленца у всех нас без исключения). И наоборот, на психику, которая пошла трещинами, может повлиять что угодно. Жаль, на этот счет нет внятной информации по суицидам, но зато она есть по громким убийствам. У Марка Чепмена, застрелившего Джона Леннона, было две настольных книги — «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и Евангелие, как легко догадаться, от Марка. Для миллионов эти тексты стали апологией добродетельной жизни; Чепмена они убедили только в том, что следует прикончить автора Imagine. Псих Эндрю Кьюненен, убивший Джанни Версаче и еще четырех человек, читал в основном Клайва Степлза Льюиса. Да-да, «Хроники Нарнии». Добрейшие книги на земле…

Никто не кончает с собой просто потому, что прочел книжку со словом «смерть» в заголовке или с (само)убийствами в сюжете. Если мы признаем обратное, местные УРКи запретят 99 процентов книг и фильмов. О смерти ведь можно узнать откуда угодно. Так получилось, что смерть стала неотъемлемой частью человеческой культуры. А получилось так потому, что (вы удивитесь, господин Жабреев) смерть — это неотъемлемая часть жизни. Просто раньше, до 1917 года, отношение к самоубийству в России было иным на уровне общественной (христианской) идеологии. Потом, с 1917 по 1991 год, религию заменил коммунизм, и как бы ни заедал тебя быт, тебе было куда стремиться, да и товарищи готовы были прийти на помощь. Потом коммунизм отменили, а религию вернули только на уровне утреннего тележурнала «Слово пастыря». Настал капитализм, при котором если ты лузер и лох, то есть не соответствуешь стандартам социума, — это неисправимо. Вы заметили, кстати говоря, как много у нас стало слов, означающих, что человек плох навсегда? Вот это — прямой путь к суициду: если ничего не исправить, лучше смерть. И японские комиксы тут ни при чём.

Хотя власть вполне может посчитать иначе. Предпосылки есть. В ток-шоу «Дело Х» эзотерик Алена Орлова говорит: «Мы все знаем, что в Японии сильно развит культ смерти… Эта ментальность для человека европейского происхождения, особенно россиянина, совершенно неприемлема». И когда ведущая канала ОТВ упоминает о «запрете на японскую литературу», не факт, что она оговорилась. Вполне в духе новосредневековых веяний упростить всё до абсурднейшего абсурда и объявить вредным не отдельный бумажный том, но целый культурный код. Нам обещают, что за дело возьмутся уже и депутаты Госдумы — они намерены оградить детей от чтения подобных книг. Неровен час, запретят аниме вообще. Как неприемлемое для нормального честного россиянина.

Спора нет, психика тинейджеров ранима и восприимчива. Значит, необходимо помогать им справляться с проблемами. Но это ведь надо интересоваться ими, тратить время, воспитывать, доверять, любить. Куда проще свалить всё на японщину — и запретить ее целиком и сразу. В лучшем случае такой подход приведет, конечно, к появлению нового Будды — царевича Гаутаму тоже ведь ограждали от смертей, болезней и страданий, — но на это надеяться нечего, Будды тут рождаются редко. В худшем нас ждет новая волна самоубийств: подростковые неврозы станут накапливаться, а говорить о них будет нельзя — ведь в этом вашем гребаном стерильном обществе все должны быть счастливы по определению.

Между тем настоящая тетрадь смерти — это, господа столпы нации, как раз ваши законы, ваши рекламные рейтинги, ваши судебные постановления. Но в этом вы никогда не признаетесь даже себе. Поэтому виноваты у вас будут какие-нибудь непонятные вам книги, и манга, и аниме. —НК

 24   2013   запреты   манга   НК   суицид   Тетрадь смерти

Голос далекой звезды

Школьница Микако Нагаминэ с юных лет знает, что будет служить в Космических войсках ООН, которые готовятся к возможной войне с загадочными пришельцами-тарсианами. Когда приходит срок, Микако вместе с космофлотом перемещается на Марс, оттуда на Европу, потом на Плутон, потом в облако Оорта, потом к Сириусу. Всё это время она шлет SMS оставшемуся на Земле ровеснику Нобору Тэрао, в которого влюблена, а он пишет ей в ответ; по мере удаления от Земли письма идут всё дольше — неделями, месяцами, даже годами…

Даже на четвертой планете системы Сириуса японские школьницы из космовойск не забывают холить ногти, хотя казалось бы.

Верю, настанет день, когда студент-гуманитарий защитит диплом о сходстве и различии трех инкарнаций сюжета Макото Синкая «Голос далекой звезды» — в виде аниме, манги и вдобавок новеллизации, сочиненной Ваку Оба, — благо, тут есть что сравнить. Рискну сказать даже, что манга получилась объемнее, интереснее и попросту сильнее аниме. Это неудивительно: говоря объективно, для Синкая эта короткая работа была пробой кисти перед более серьезными проектами, между тем мир «Голоса далекой звезды» режиссер продумал явно глубже, чем нужно было для 25-минутной ленты.

За литературную часть комикса отвечает сам Макото Синкай, который, когда дело касается его сюжетов, показывает себя контрол-фриком в лучшем смысле этого слова. За художественную — мангака с сахарно-пустынным псевдонимом Мидзу Сахара (мидзу — «вода» по-японски, что порождает дополнительные ассоциации), существо крайне разностороннее и в высшей степени загадочное: про эту художницу предположительно женского пола известно только, что она рисует аж под пятью именами — Сумомо Ямэка (яой), Мидзу Сахара (сэйнэн), Кэйта Сахара (сёнэн), Тикюя и Сасси (додзинси), — и за 12 лет снискала популярность во всех этих жанрах. Достаточно сказать, что той же Сахаре Синкай доверил и мангу по своей полнометражке «За облаками».

Выбор псевдонима в данном случае оправдан — сэйнэн, то бишь манга для юношей от 16 и старше, налицо (и на другие части тела): Микако бесперечь блазнит читателя длинными худыми ногами (голые ступни прорисованы чуть не тщательней всего), затемненной подъюбочностью и взглядом блудницы. При этом она абсолютно, вот ни на столечко не похожа на свою тезку из аниме. Вообще, мангу «Голос далекой звезды» можно смело рекомендовать несчастным, страдающим аллергией на «синкаевщину», будь то манера изображения героев или облаков, — герои в комиксе поданы по-иному, облака же имеются в очень незначительном количестве (по большому счету они есть только на самой первой иллюстрации, но изображенное тут грозовое небо синкаевским не назовешь никак).

Отличия комикса от мультфильма этим не ограничиваются. Аниме, как известно, почти лишено диалогов и хаотично в плане сюжета; аморфность композиции компенсируется в нём картинкой, музыкой и цветом — то есть тем, чего по преимуществу черно-белая (если не считать суперобложки и первых восьми страничек) манга лишена. В комиксе сюжет более линеен, хотя и здесь есть флэшбеки, которые можно отличить от «настоящего времени» по черному фону страницы. В таком виде история переписки двух удаляющихся влюбленных теряет почти всякую динамику, и возмещать ее недостаток приходится, как в сказке Григория Остера, подробностями.

Так манга обогащается более или менее детальной историей будущего с его «тарсианским проектом», сюжетными линиями (взять хоть историю с заколкой), героями и продолжением истории, которая в аниме обрывается на полуслове. Особенно любопытны новые персонажи: нас знакомят, например, с Хисой-тян, подругой Микако, с Ваканой Маэдой, имевшей несчастье влюбиться в Нобору, а также с капитаном Мивой, очаровательной манипуляторшей. Эта мастерица кнута и пряника убеждает Микако остаться в Космических войсках, а не возвращаться с марсианской базы на Землю: «В жизни всегда есть место подвигу. И там, и здесь… Я хочу, чтобы ты сама для себя решила, согласна ли ты выполнять поставленную перед тобой задачу. Хотя, если честно, у нас нет для тебя замены». Что на это должна ответить порядочная-то японка? Только «Хай!» — и руки по швам.

Разговаривать с Нобору Тэрао почти бессмысленно — ногами он, конечно, на земле, но головой явно в космосе.

Микако в манге вообще более рельефна: тут и ее многолетние мучения по поводу избранности, и попытка не разорваться между Долгом с большой буквы и частными дружбой-любовью (с маленькой), что ребенку — а психологически Микако, конечно, ребенок, — почти не по силам. «Голос далекой звезды» логичнейшим образом вписывается в эволюцию темы «дети как спасители и жертвы», впервые поднятой Хидэаки Анно в «Евангелионе» — кажется, до Синдзи Икари ни один ОЯШ, обычный японский школьник, не испытывал ангста по поводу пилотирования гигантских человекоподобных с целью спасения человечества, — и продолженной в аниме Мамору Осии The Sky Crawlers с его клонами-kildren’ами. Стоит добавить, что в литературе лет за десять до Анно ту же тему блестяще раскрыл в романе «Игра Эндера» фантаст Орсон Скотт Кард, и когда в манге капитан Мива, склоняя Микако к сотрудничеству, описывает ситуацию словами: «Если нас ждет успех, мы — защитники человечества, а если нет — просто расходный материал», — за кадром слышится голос полковника Граффа: «Это и есть наша работа. Мы жестокие колдуны. Мы обещаем детишкам печенье, а потом едим их живьем».

Синкай работает тонко, рисуя картину скупыми, но точными штрихами, и русский перевод передает повсеместную для манги сложную игру интонаций. Вот Нобору едет на велосипеде, вспоминает о подруге, которая в этот момент тренируется где-то на Марсе, и размышляет: «Конечно, Микако умная и спортивная… но всё равно… ей ведь…. столько же, сколько мне…» — и в четыре картинки и четырнадцать слов укладывается весь спектр подростковых чувств, от зависти до тревоги, от заботы до любви. Или, когда во флэшбеке Микако и Нобору мчат на том же велосипеде, видят в небе отряд трейсеров («здоровенных летающих роботов»), и внезапно погрустневшая девочка, склонившись к уху героя, говорит: «Нобору-кун… знаешь… я ведь… я… тоже на таком полечу…» — и сразу становится ясно, что слышим мы по большому счету признание в любви. Только о любви Микако говорить нельзя, потому что Долг важнее. Первым делом — тарсиане, ну а школьники… (Сравните эту фантастическую сцену с другой, реалистической, из «5 сантиметров в секунду»: старт ракеты с космодрома Танэгасимы тоже сопутствует невысказанному «айлавью» героини. Различимы и другие внутрисинкаевские переклички: Тэрао Нобору в какой-то момент начинает заниматься в секции стрельбы из лука, совсем как герой «5 сантиметров», а четвертая планета системы Сириуса, где Микако встречает тарсианина, называется Агартхой, точно как подземное царство в «Ловцах забытых голосов».)

Недостатком манги можно было бы счесть иногдашнюю скудость реплик и постоянно меняющие цвет (с черного на светло-серый) волосы героев, но это продуманный ход, потому что комикс в целом работает на контрасте: детство и взрослая жизнь, космический бой и первый снег, серые будни и космическая романтика. Где-то там, на границе двух миров, связанных ненадежной, дискретной нитью идущих годы и годы писем, и рождается история о том, как это сложно — любить, верить, доверять; как это невозможно — и как в то же время невозможно жить без этой любви. В манге, в отличие от аниме, есть ударный финал. Что характерно, он напоминает финал недавнего романа Джина Вулфа The Home Fires, где описана похожая ситуация — героиня, повоевав в дальнем космосе, вернулась на Землю, к мужу, который из-за того же «парадокса близнецов» теперь старше ее на двадцать лет. Как говорит герой книги Вулфа, omnia vincit amor — «любовь всё одолеет», пусть и через много (световых) лет. —НК

Чего хотят герои? Исполнятся ли их желания? К сожалению, сиквел к «Голосу далекой звезды» пока не снят.
Hoshi no koe, однотомная манга Макото Синкая и Мидзу Сахары, 2005 г. В России выпущена в 2012 году издательством «Истари Комикс». Редакция благодарит Николая Новицкого за помощь при подготовке этого материала.

Что творится

Авторы фильма Kick-Heart (слева направо: Аймерик Кевин, Масааки Юаса, Митио Михара, Ын Ён Чой), древесный ящик с фэнтезийным уклоном, смотр статуэток, уточненная библиография Тэдзуки и нежданная телевизионная лекция о манге — в обзоре текущих событий.

Октябрь проходит под знаком краудфандинга. Масааки Юаса — режиссер великого сериала The Tatami Galaxy, еще более великого Mind Game и разных прочих величин вроде Kaiba и Kemonozume — собирает через «Кикстартер» средства на аниме-проект Kick-Heart. Если до конца месяца удастся набрать 150 тысяч долларов, будет десятиминутный фильм о чувствах борца-мазохиста Ромео к борчихе-садистке и по совместительству монахине Джульетте. Наберется 400 тысяч — фильм подрастет до 40 минут. Если вдруг зрители скинутся на миллион, лента станет полнометражной. За две недели удалось собрать чуть больше 90 тысяч долларов, то бишь шансы увидеть полный метр невелики, но в том или ином виде Kick-Heart в апреле, похоже, появится на свет.

В качестве затравки Юаса и его консультант Мамору Осии предлагают электризующий трейлер.

«Отаку», естественно, участвует и приглашает всех желающих внести посильную лепту: если каждый, кто возмущается засильем в аниме липких лолит и стилистики моэ, пожертвует доллар-другой на инди-фильм Юасы, наша общая вера в человечество изрядно подрастет. Потом, это же та самая модель, о которой громко мечтали нелюбители издателей-посредников: средства зрителя отправляются напрямую автору (и студии-производителю, в данном случае Production I.G), минуя прослойку дистрибьюторов и прокатчиков. Хотите нетривиального аниме? Купите нам гобой. Вот режиссер, дайте ему денег.
Как принято на «Кикстартере», от объема пожертвования зависит награда: за $5 вам скажут большое спасибо, за $15 — весной, когда Kick-Heart будет готов, пришлют ссылку на цифровую версию фильма в разрешении 480p. И так далее, по восходящей — в списке призов числятся Blu-ray, видеосюжеты о создании фильма, pdf с дизайн-листами персонажей, открытки, наброски, плакаты, упоминание в специальном разделе на сайте, принты с автографом Юасы, маска реслера и даже — для самых щедрых маньяков — место в титрах ленты и экскурсия по студии. Все спонсоры получают доступ к рассылке с иллюстрациями, интервью и сведениями о ходе работы над проектом.

Своя занимательная арифметика и на отечественном фронте массового софинансирования аниме-релизов. В кассе «Народной лицензии—2» (это, напомним, проект сбора средств на кинопрокат и выпуск в России четырех важных полнометражных картин) сейчас 63,4% от нужной суммы — результат обнадеживает, хотя темп наполнения виртуальной кубышки очевидным образом снизился. Акция финиширует 31 декабря, и если вы хотите увидеть качественные релизы фильмов Мамору Хосоды и новых частей «Евангелиона», постарайтесь приобрести сертификаты до дедлайна.
Reanimedia предлагает и другой способ опустошения кошельков. Вчера стартовали предзаказы фильма «Берсерк. Бехерит Властителя» на Blu-ray и DVD. Выйдет он 15 декабря в разных вариантах комплектации: стандартном, коллекционном и лимитированном (все подробности по ссылкам). Лимитированный релиз включает деревянный бокс ручной работы, куда по мере появления следующих томов трилогии можно будет докладывать диски. Представитель компании пишет, что заказы на первые 150 боксов оформлены и оплачены меньше, чем за час. Быстрее, кажется, раскупают только билеты на Воронежский аниме-фестиваль.

Дебютным российским анимешным релизом на Blu-ray «Берсерк» не назовешь (уже были как минимум «Первый отряд» и «Ариэтти из страны лилипутов»), но коробка — коробка запомнится надолго.

13 и 14 октября, то есть сегодня и завтра, в Москве проходит выставка «Большая полка»: наш любимый сайт MyAnimeShelf с тридевятью партнерами показывает в бизнес-центре «Японский дом» тридесять — на самом деле больше, конечно — анимешных статуэток всех видов, цветов, пород и конфигураций. Обещаны конкурсы, розыгрыши, лотереи, «зона 18+» с эротическими, кхгм, изваяниями (будут пускать по паспорту) и презентация на тему «Отличие бутлегов от оригинальных фигурок». Входной билет стоит 200 рублей, детали можно уточнить на странице с анонсом мероприятия.

В воскресенье же, 14 октября, состоится Первый открытый московский чемпионат по танцам на игровых автоматах Pump It Up Pro 2. Устраивает его движение Bemafia, с 2004 года пропагандирующее танцевальные игры в России и добившееся на этом поприще известных успехов. Плясать будут в «Игралайфе» на втором этаже ТЦ «Капитолий», начало регистрации в 11:00.

Писатель и сценарист Гэн Уробути уточнил, почему днем рождения Мадоки Канамэ из Puella Magi Madoka Magica считается третье октября, — в этот день он создал файл сценарной заявки на сериал.

Японский манга-журнал Comic Zenon ищет талантливых молчунов: требуются художники-комиксисты, обходящиеся совсем без диалогов. Работы на конкурс Silent Manga Audition принимаются до конца марта 2013 года (см. подробные условия), в жюри заседают Цукаса Ходзё (City Hunter) и Тэцуо Хара («Кулак Полярной звезды»), примеры «немой манги» есть на сайте, призы — публикации в журнале и денежные вознаграждения, победителей определят в июле.

Правила позволяют использовать пояснительные надписи, облачка с текстом мыслей и звукоподражания. Главное — никакой речи.

Прояснился состав группы «молодых японских мультипликаторов», которые будут показывать свои работы и общаться с публикой в столичном кинотеатре «35mm» в начале ноября, когда там развернется фестиваль Reanifest. Приедут независимые режиссеры Кэй Ояма и Син Хасимото, а также критик, исследователь анимации Нобуаки Дои. Творчество Оямы и Хасимото лежит в стороне от традиционного аниме, их фильмы принято относить к авторскому, фестивальному рисованному кино, и эти короткометражки явно будут контрастировать с блокбастерами, которые грозится поставить в фестивальную сетку Reanimedia. Тем интересней.

Можно подумать, околоанимешные мероприятия проходят только в столице. «Вот уж нет!» — слышится из Петербурга голос коллеги Лапшина. Коллега Лапшин, человек-видеостудия, снимает в ДК Ленсовета сюжет о фестивале «Анимацури». Снимет — покажем.

Полный список печатных работ Осаму Тэдзуки насчитывает 1211 позиций и охватывает свыше четырех десятилетий творчества, с 1946 по 1988 годы. Это 604 произведения (из них 341 — комиксы для мальчиков, 36 — для девочек, 110 — для взрослой аудитории и 32 — для малышей), около 700 томов, в общей сложности 150000 страниц манги (не считая около 3000 страниц, нарисованных до 1945 года). Иными словами, «бог манги» — прозвище заслуженное.

Искусствовед-японист Евгений Штейнер, ведущий научный сотрудник Российского института культурологии, прочел на телеканале «Культура» лекцию «„Манга Хокусая“ — энциклопедия японской жизни в картинках». Запись программы: части первая и вторая.

Перекличка с недавним рассказом Ани о заказных проектах, в частности о религиозном аниме: на днях в Токио и Сан-Франциско показали полнометражную картину The Mystical Laws. Фильм снят режиссером Исаму Имакакэ по мотивам книги Рюхо Окавы, основателя духовного движения Happy Science, очень похожего на религиозную секту. Это не первое аниме, созданное по заказу сподвижников Окавы; сочинения лидера организации экранизируются одно за другим уже лет пятнадцать. Hermes: Winds of Love (1997), The Laws of the Sun (2000), The Golden Laws (2003), The Laws of Eternity (2006) и Rebirth of Buddha (2009) — все фильмы выполнены на довольно высоком техническом уровне и, надо сказать, не вызывают желания немедля записываться в ряды адептов Happy Science. Хотя кто знает, вдруг там зашита программа, которая сработает только после просмотра The Mystical Laws. —ВК

В прошлый раз это именовалось «Последней фантазией», а предводителя секты звали Хиронобу Сакагути.

Что творится

Анонсы, премьеры, выставки, конкурсы, корейская пропаганда, любовные романы про отаку и цветущая робототехника — в обзоре текущих событий.

Российский прокат полнометражного аниме Миядзаки-младшего по совершенно гайдаровской истории Миядзаки-старшего снова перенесен, теперь уже на 18 октября. Компания Ruscico по-прежнему убеждена, что картина должна называться «Со склонов Кокурико» (в то время как на Западе прокатчики решили не пугать зрителей и честно перевели японское название), зато русское озвучение делается на студии дубляжа Reanimedia под руководством Александра «Безграничное слияние» Фильченко, а сам прокат должен стать неожиданно широким — поговаривают чуть ли не о сотне экранов по стране. Фильм, как это принято с кинорелизами Ruscico, давно уже болтается в торрентах, но «Отаку» рекомендует посмотреть его и в кино тоже — ради большого экрана, качественного звука и для сравнения дубляжа с оригиналом.
Отдельное печальное наблюдение касается постера: как это принято с афишами аниме-релизов Ruscico, плакат сделан вредителем, который даже не смог без ошибок написать фамилию «Миядзаки». Держат марку.

Обозреватели сайта «Мангавест» завершили публикацию дайджеста апокалипсиса в четырех частях — отрезвляющей хроники событий на российском рынке манги за первое полугодие 2012-го.
Также на «Мангавест» попала первая часть исследования Расселла Д. Джонса о феминизме в аниме, изначально написанного для ЖЖ-сообщества feministki, целиком там доступного и вызвавшего кое-какие обсуждения.

Филиал аниме-студии Production I.G открылся в канадской Оттаве. Production I.G Canadian Bureau будет заниматься производством видеопродукции совместно с западными партнерами и распоряжаться этой продукцией в дальнейшем. О каких-либо конкретных проектах бюро не сообщается; пока сложно сказать, собирается ли новый офис выпускать аниме, или это будет подчеркнуто неяпонская анимация.

Japan Foundation, посольство Японии в России, правительство Москвы, ряд образовательных учреждений и международных корпораций объявили о старте фестиваля «Японская осень 2012». Частокол мероприятий, насыщенное расписание с сентября по декабрь: выставки, турниры, лекции, концерты, кинопоказы, мастер-классы, конференции — полноценная культурная экспансия, чего только нет, даже выездные лекции в школах. По нашей части «серия лекций и показ фильмов молодых японских режиссеров-аниматоров, специально приглашенных из Японии» (1—6 ноября, кинотеатр «35mm», время сеансов, программа и состав гостей пока неизвестны) и второй ежегодный фестиваль поп-культуры J-Fest с приуроченной к нему выставкой «Япония — королевство персонажей» (1—2 декабря, концертный зал «Космос», программы еще нет). К услугам заинтересованных — новостная лента Japan Foundation, странички мероприятий, «Отаку» тоже, конечно, расскажет об уточнениях программ и расписаний.

За три с половиной недели, прошедшие со старта проекта «Народная лицензия—2», собрано 56,9% суммы, необходимой для лицензирования в России полнометражных аниме Summer Wars, Wolf Children (один из чемпионов японского аниме-проката текущего года), Evangelion 2.0 и 3.0. Права на кинопрокат и выпуск Blu-ray и DVD с этими фильмами Reanimedia планирует приобрести на средства, вырученные от продажи сертификатов, таким же образом компания выпустила фильм «Ловцы забытых голосов» Макото Синкая. После всплеска в начале сентября частота заказов сертификатов показывает некоторый спад, и, если не рассматривать вариант, при котором нужную сумму собрать не удастся, пессимистичный прогноз — сбор средств растянется до зимы. Очевидно, чем быстрее сумма будет собрана, тем скорее начнутся переговоры с японцами о выпуске фильмов, но вряд ли рекордные темпы начала месяца удастся сохранить.
Другая приятная новость Reanimedia: лицензированы фильмы студии Production I.G. «Письмо для Момо» (Momo e no tegami, открывающая картинка к этому тексту), «Блад Си» (Gekijouban Blood-C: The Last Dark) и «Буквоежка» (Gekijouban Bungaku Shoujo). Русские названия предварительные; показы, по всей видимости, начнутся на Reanifest этой осенью.

26 сентября в рамках фестиваля рисованных историй «Бумфест» в санкт-петербургской галерее «Сарай» (Литейный пр., 53) открылась выставка японского иллюстратора Харукити.

29 сентября с 13:00 до 14:30 автор фестивального постера с летающим УАЗом и картины про DJ КОWКА GOSSHIE пообщается с публикой в Малом зале ЦВЗ «Манеж» (наб. канала Грибоедова, 103).

У Мамору Хосоды («Девочка, покорившая время», Summer Wars, Wolf Children) 24 сентября родился первенец. Как пишет в твиттере сам режиссер, мальчик весом 3466 граммов и его мама чувствуют себя отлично.

Авторы научно-развлекательного блога io9 составили список из десяти визуальных феноменов, заимствованных американской фантастикой и фэнтези из японской анимации.

Высокий суд Токио оставил в силе смертный приговор Томохиро Като, устроившему резню в «Мекке отаку» Акихабаре 8 июня 2008 года.

Выставка со слегка комичным названием «Теория анимации Gainax: стая людей творит анимацию!» проходит в Международном музее манги в Киото. До 24 декабря 2012 года в двух залах демонстрируется весь процесс создания аниме, как он поставлен в студии Gainax, — от совещания по сценарию до финального монтажа. Еще два зала отведены под экспозицию «ценных артефактов» студии, просмотровую комнату и магазин сувениров. По выходным и праздникам устраиваются 60-минутные воркшопы по разработке персонажей, рисунки гостей пополняют экспозицию.

Заезд на сопредельную территорию: выясняется, что в Стране утренней свежести на стыке 1970-х и 1980-х не только адаптировали японские меха-сериалы, а пестовали свою идеологизированную мультипликацию. ЖЖ-юзер heijo делится южнокорейским пропагандистским фильмом «Полководец Ттори».

Приснопамятную книжную серию «Русское Anime» издательства АСТ не назовешь российским изобретением — популярность японской анимации пытаются использовать и зарубежные литераторы. Пожалуйста, американский эро-фанфик любовный роман «Отаку» Джейми К. Шмидт. «„Чего ты боишься, конэко?“ Он был так близко, что жар его тела заставил подняться волоски на ее руках».

Независимый японский журнал манги Kochi Indies Magazine показал 36 работ, присланных на конкурс обложек молодыми художниками из разных стран. Мы болели за объективно сильных россиянок, победила японка Yumi Sakura (ее рисунок будет на обложке ноябрьского номера журнала), все рисунки можно посмотреть в двух постах на сайте Crunchyroll.

Глава видеоигровой студии Level 5 Акихиро Хино не хотел бы ограничивать сотрудничество со Studio Ghibli одним только ролевым проектом Ni No Kuni. На пресс-конференции перед выставкой Tokyo Game Show он признался, что был бы рад сделать игру по «Небесному замку Лапута». —ВК

Сеанс релаксационной терапии: обустройство статуи-клумбы Gundam перед торговым центром на искусственном острове Одайба в Токийском заливе.

Что творится

Хикикомори в юбке, пиксельные замесы, новый Отомо, курсы манги, неизвестная страница истории Apple и несговорчивый певец Газманов — в обзоре текущих событий.

Обладающий энергией литератора Быкова аниматор Акиюки Симбо — постановщик сериалов Madoka Magica, Bakemonogatari и десятка других недавних телехитов — экранизирует на студии Shaft цикл повестей Sasami-san@Ganbaranai о юной затворнице, которая ни в грош не ставит своего брата. Сценарий написал Кацухико Такаяма (And Yet the Town Moves), дизайн персонажей для анимации адаптирует Хироки Харада (Romeo×Juliet), в раннем тизере только статичные картинки, премьера зимой.

Кацухиро Отомо («Акира»), Кацухито Исии (Redline), Сюхэй Морита (Kakurenbo) и Хадзимэ Катоки (Super Robot Wars) готовят полнометражную аниме-антологию Short Peace. Официальный сайт пока почти пуст; предыдущий сборник Отомо назывался «Воспоминания о будущем» и в представлении вряд ли нуждается.

В финале конкурса World Cosplay Summit 2012, прошедшем в японской Нагое, приняли участие 40 косплееров из 20 стран. Гран-при получил японский дуэт Юкари Симоцуки и Кайто, изображавший персонажей серии видеоигр Hakuouki; россиянки NemeZida и Mim, победительницы отборочного тура на фестивале «Хинодэ-2012», остались без наград.

Знакомая некоторым владельцам PSP по играм с Харухи Судзумией технология Live2D взяла новую планку: воображаемые подружки теперь умеют следить за телодвижениями человека перед экраном. (Уточнение после комментария читателя: нет, если приглядеться, не умеют — просто реагируют на нажатие пальцем. Но подключить сюда же распознавание лиц ничего не стоит.) Область применения не ограничивается очевидным хентаем: такую штуку можно прикрутить — и прикрутят, кто бы сомневался — хоть в интернет-мессенджер, хоть к голосовому помощнику в мобильном телефоне.

На «Кикстартере» за какие-то пару недель собрано 60000 долларов из 75000 необходимых для финансирования игрового проекта Mercenary Kings, 2D-шутера с пиксель-артом Пола Робертсона — художника, любимого прогрессивным человечеством за клипы Pirate Baby’s Cabana Battle Street Fight 2006, Kings of Power 4 Billion% и сайдскроллер про Скотта Пилигрима.

«Покемоны». П. Робертсон, 2011 г. (есть и турбоверсия, осторожнее с ней)

Выпустив наконец «Ловцов забытых голосов» Макото Синкая на DVD, компания Reanimedia публично отчиталась об итогах программы «Народная лицензия» и фестиваля «Реанифест». С крайне сдержанным оптимизмом оценены перспективы российского рынка аниме и манги: вся надежда на кинопрокат фильмов, еще не вышедших в Японии на дисках и, соответственно, не утекших в Сеть. К слову о прокате, показы субтитрованной версии боевика «Берсерк II: битва за Долдрей» стартовали в Москве и Петербурге. Дублированная версия пойдет шире по стране с 13 сентября — следите за расписанием на сайте.

Клип на композицию New Lands французской группы Justice будем считать трибьютом Буити Тэрасаве, его манге Space Adventure Cobra и тамошнему спорту под названием регбол.

Магазин комиксов «Чук и Гик» проводит конкурс рисовки: участники должны с помощью просветительских плакатов раз и навсегда объяснить миру, что слово «рисовка» в значении «рисунок» «не имеет отношения ни к комиксам, ни к русскому языку».

Отчасти культурный центр, отчасти бизнес-институция «Японский дом» (устроитель уже упомянутого «Хинодэ») запускает в конце сентября видеокурс лекций о рисовании манги. Сэнсэем выступит всамделишная мангака Юри Такаги, планируется онлайн-трансляция трехчасовых уроков в московскую аудиторию «Японского дома», а в марте художница предстанет перед публикой во плоти — проведет в столице несколько занятий и мастер-классы. В отличие от известных образовательных онлайн-проектов вроде Khan Academy, Coursera или iTunes U, курс не только требует личного присутствия слушателей в аудитории, но стоит денег — семь уроков и два мастер-класса обойдутся в общей сложности в 14000 рублей (можно заплатить за одно занятие и, если понравится, потом докупать право участия в следующих). Вообще, на том же YouTube сегодня море разливанное руководств по рисованию в азиатском ключе, однако чаще всего это уроки работы в Manga Studio и других графических редакторах. А здесь в контакте с мангакой-профи предлагается освоить традиционные инструменты: карандаши, тушь, рапидографы, линеры.

Еще в манге важен перевод.

Комментируя единение хипстеров с анимешниками в рамках «Дня Японии» на дизайн-заводе Flacon, популярный блогер Николай Данилов (Норвежский Лесной) чуть не дословно повторил наш плач с «КомМиссии» о курящих и матерящихся косплеерах.

В разделе «Тренды» сайта Web Japan (еще один просветительский проект японского МИДа) анонимный корреспондент рассказывает об очагах отаку-культуры за пределами поднавязшей в зубах Акихабары.

Хаяо Миядзаки в «Навсикае» изобрел айпэд.

Сегодня, 25 августа, в московском клубе P!PL весь день будет проходить Комикс-маркет — ярмарка-тусовка любителей известно чего. Обещают торговлю по специальным ценам, конкурсы и лекционный блок: выступление иллюстратора Татьяны Алисовой на тему «Современные технологии и новый формат комикса» (15:00), мастер-класс манга-студии Hibari «Как сделать кадр понятным» (16:00), а также лекцию по истории андеграундного комикса (17:00).

Опять-таки сегодня и опять-таки в Москве состоится «показ и обсуждение мультфильмов в жанре анимэ»: те из нас, кто провели последние годы за пределами Солнечной системы, смогут увидеть «Унесенных призраками», «Ходячий замок» и «Тетрадь смерти» в кафе FreeBar People с 16:00. Знакомить пришельцев с Миядзаки будет Карина Егорова, «дипломированный специалист по истории современного кино». Напитки и десерты, сообщает администрация, предоставляются; оплата за времяпрепровождение — 2 рубля в минуту. Как говорил Биксби Снайдер из «Робокопа», я бы купил это за доллар.

Группа троллей клоунов гражданских активистов странных деятелей продолжает интернет-кампанию за показ на российском Первом канале сериала Kimagure Orange Road. Хотя в поддержке акции уже отказали Олег Газманов и Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, задор борцов не угасает: пока некто Юрий Д. собирает подписи под петицией, его то ли подельник, то ли альтер эго Амфибрахий Перекособочило кропает термоядерные агитматериалы. —ВК

 22   2012   Live2D   аниме   Берсерк   ВК   игры   косплей   манга   рисование   события

Он и она и их обстоятельства

Школьница Юкино Миядзава — самая умная, добрая, сильная, крутая и вообще лучшая. Никто, кроме домашних, не знает, что под маской идеальной девушки таится тщеславный монстр, готовый на всё, лишь бы выделиться из основной массы. Мир «комсомолки, спортсменки, красавицы, наконец» рушится, когда в классе появляется прекрасный во всех отношениях парень Арима Соитиро. Недолго думая, Юкино объявляет вторгшемуся на ее территорию неприятелю войну. Однако Арима тоже не тот, за кого себя выдает, и когда его и ее обстоятельства сталкиваются, происходит любовь

Чувства или оценки? Влюбленность или успеваемость? Учителя делают сладкой парочке внушение: первым делом учеба, ну а гулянья под луной — потом!

«Он и она и их обстоятельства» aka «Карэкано» (общепринятое сокращение от «Карэси канодзё-но дзидзё») Масами Цуды — манга легендарная. В частности, именно по этому комиксу в 1998 году, сразу после «Евангелиона», режиссер Хидэаки Анно начал снимать блестящий аниме-сериал, передовой настолько, что участь его была предрешена. После роковой 13-й серии Анно разругался в пух и прах с мангакой, считавшей, что студия Gainax снимает по ее романтической истории постмодернистскую комедию, а также с одним из спонсоров, после чего вверил «Карэкано» своему соратнику Кадзуе Цурумаки и ушел, солнцем палимый, рисовать короткий аниметр для музея Studio Ghibli. Сериал прожил недолго и скончался в муках, не завершившись буквально ничем. Манга Масами Цуды, напротив, продолжила выходить как ни в чём не бывало, — последний, 21-й танкобон появился на свет в 2005 году.

Честно говоря, будет очень грустно, если ввиду финансового кризиса и прочих пертурбаций на книжном рынке проект издательства «Росмэн-пресс» постигнет в итоге судьба сериала Анно. Эта манга, во-первых, произведение искусства сама по себе, во-вторых же, ее российское издание сложно перехвалить. По первому пункту добавить почти нечего — «Карэкано» стоит прочесть, чтобы получить незамутненное удовольствие от трагикомического поединка двух двуличных подростков, эдаких милых чудовищ, которые сумели забороть свой эгоизм и пошли по жизни вместе. Действие драмы разворачивается словно бы на сцене: «Он и она и их обстоятельства» состоит из ста одного акта, из них в первых трех книгах представлены двенадцать, плюс бонус «Под сенью цветущей сакуры» о том, как всё начиналось, плюс не связанный с «Карэкано» короткий комикс «Тигр и хамелеон», плюс очень смешной «Дневник Цуды» с откровениями мангаки. Она активно вторгается и в основную историю: на полях то и дело встречаются авторские ремарки, местами совершенно хулиганские, вроде мемуара об однокласснике, который имел обыкновение рисовать желтое небо и пи́сать прямо на улице.

Что до русской версии комикса, она замечательна лишь чуть менее, чем полностью. Перевод Марины Куришко чудесен, достаточно сказать, что в нём встречаются слова типа «подуспокоиться», что бывалым людям говорит о многом. При желании перевод можно рвать на цитаты: «Извините, а вы там под халатом что, голый?» — или: «А ну-ка, мать, неси оружие!» — или: «За все мои пятнадцать лет меня никогда еще так не унижали!» — или: «Электрический сомец!» — или: «Говорила всем, что больше всего люблю „Момо“ Михаэля Энде, а на самом деле украдкой зачитывалась книгами „Дорога к миллионам“ и „Как увеличить ваш капитал в сто раз“», — или: «Сейчас я тебе внимание как уделю!» — или: «Асаба любит тех, кого любит. А кого не любит — того не любит», — и так далее, и так далее.

Собственно, за три тома к переводу набралась лишь жалкая кучка претензий. Тут наличествует ровно одна опечатка и одно, может быть, не слишком удачное переводческое решение: накануне школьного спортивного фестиваля Юкино в поисках Аримы заглядывает в «транспортный отдел», «конструкторский отдел», «отдел планирования и оформления»… Словом «отдел» переведен, я думаю, иероглиф 部 (бу). Это, конечно, и «отдел», и вообще «часть» чего-то, но в контексте школы 部 обычно — кружок по интересам или спортивная секция (так, в «Меланхолии Харухи Судзумии» 文芸部, бунгэйбу, — литературный кружок; вообще внеурочные занятия школьника, вокруг которых вертится столько сюжетов аниме, именуется у японцев особым словом 部活, букацу). Но в данном случае речь идет, видимо, о временных бу, созданных специально для подготовки грядущего фестиваля. Поскольку школьники явно подражают взрослым бюрократам, я бы осторожно предположил, что имеются в виду «комитеты». Отделы в школе — это немного другое: отдел бухгалтерии, например.

Заслуживает доброго слова и манера передавать графические междометия: японские знаки не замещаются русскими, а дублируются ими, при этом на последней странице каждого тома есть таблица соответствий азбуки катакана и русских слогов, чтобы любой желающий мог сопоставить японскую ономатопею с нашей. Так оно и точнее, и честнее. Из недостатков стоит отметить еще слишком плотный корешок — если читать с выгибонами, книжка развалится быстро, а жаль.

Изначально сёдзё-мелодрама «Он и она их обстоятельства» предназначалась для девочек, однако благодаря здоровому сарказму автора читать ее могут и циничные грубые мужики. В конце концов, никто из нас не ангел и не голубь, а значит, все мы — немножко Аримы или Юкино. Ждем следующим томов с нетерпением. —НК

Миядзава тяготится собственным лицемерием и, как любой параноик со стажем, ожидает, что ее вот-вот разоблачат.
Kareshi kanojo no jijou, 21-томная манга Масами Цуды, 1996-2005 гг. В 2011-2012 году первые три тома выпущены в России издательством «Росмэн-Пресс».
 10   2012   ВК   манга   Масами Цуда   рецензии   Росмэн-Пресс
Ранее Ctrl + ↓