всё вместе аниме манга колонки интервью отвечает Аня ОнВ
5 заметок с тегом

Reanifest

#радиотаку, выпуск 4: Reanimedia — итоги 2012, планы на 2013

Нерегулярный аудиоподкаст возвращается: на вопросы читателей «Отаку» снова отвечает Артём Толстобров — линейный директор компании Reanimedia, флагмана российского рынка лицензионного аниме.

//Хэштег программы в твиттере — #радиотаку. С его помощью удобно задавать вопросы ведущим или обсуждать выпуски.

Вы можете подписаться на подкаст (в том числе в iTunes) или скачать его в виде mp3-файла (~113 Мб; зеркало, торрент).//

Содержание:

01:02 Второй «Реанифест»: промежуточные итоги
04:00 Сложности при подготовке фестиваля — что упущено?
06:00 Как провести «Реанифест» и не разориться: технические аспекты
14:10 Стоит ли ждать третью фестивальную волну в новом году?
16:55 Гонка второй «Народной лицензии»
19:00 О задержке выпуска «Берсерка» на дисках
20:55 Будут ли старые релизы переизданы на Blu-ray?
22:40 Третий «Евангелион»: что это и когда мы это увидим
33:20 В каком состоянии работы над сериалом «Абэнобаси»
34:40 А где полнометражник и второй сезон «Харухи Судзумии»?
39:45 Сотрудничество с Ruscico. Дубляж «Принцессы Мононоке»
45:00 «Со склонов Кокурико»: за что отвечала Reanimedia
51:30 О дублировании аниме-классики для Cinema Prestige
57:05 Есть ли в планах компании цифровая дистрибьюция?
1:07:00 Спасибо японским отаку за поддержку отрасли
1:12:10 Каталог Reanimedia наконец-то попал в телевизор
1:13:30 Любимое аниме из числа тех, что выпущены на российском рынке под руководством Артёма
1:18:15 Фэнзин к 25-летию «Крыльев Хоннеамиз»
1:20:00 Ностальгия, метафизика

В качестве музыкального сопровождения использованы композиции みなこ и Autumn is Calling группы Teleidofusion.

 5   2013   Reanifest   Reanimedia   Артём Толстобров   подкаст

Жизнь Будори Гуско

Жили-были в стране Ихатово дровосек с женой и их дети — мальчик Будори и девочка Нэли. Когда настали голодные годы, родители Будори, оставив детям последние запасы, ушли в лес, а его сестру унес загадочный гость с глазами дьявола. Осиротевший мальчик отправился в путь навстречу приключениям, многое повидал, многому научился — и однажды на острове, где проснулся вулкан, получил шанс спасти мир…

Если бы не Будори, не видать рыжебородому фермеру урожая, как своих нэкомими.

Традиция изображать героев сказок Кэндзи Миядзавы в виде кошек пошла с «Ночи на галактической железной дороге» (1983) Гисабуро Сугии и закрепилась в «Весне и Хаосе» (1996) Сёдзи Кавамори. Три десятилетия спустя Сугии вернулся в Ихатово, чтобы поведать нам о жизни Будори Гуско, и вновь превратил героя Миядзавы в кота — хотя есть ведь аниме 1994 года Рютаро Накамуры, где Будори и другие персонажи показаны, как и полагается, людьми. Кошки, безусловно, эстетичнее, но вряд ли это единственная причина такой перемены; впрочем, об этом мы еще поговорим.

«Жизнь Будори Гуско» — история, воплотившая в себе самую суть того, что Кэндзи Миядзава (агроном, писатель, поэт, буддист и, как считают его земляки из префектуры Иватэ, бодхисаттва, который умер молодым, но повлиял на японскую культуру не меньше Иккю Содзюна) хотел донести до воображаемого читателя. Воображаемого, потому что при жизни Миядзавы его сказки и стихи никому не были нужны. Что нисколько не мешало писателю, исповедовавшему буддийские идеалы сострадания и спасения всех живых существ, стремиться к тому, чтобы помочь всем, кому только можно помочь, — ровно как Будори Гуско не сломили даже смерть родителей и исчезновение сестры. Не зря герой мультфильма с замиранием сердца слушает в школе стихотворение «Амэ-ни-мо макэдзу…»:

Не боится дождя,
не боится ветра,
не боится снега и зноя,
телом крепок, нравом кроток,
бескорыстен, безгневен,
с тихой улыбкой…

Это стихи самого Миядзавы, известные каждому японскому ребенку. Их автор всю свою недолгую жизнь пытался быть, если говорить простыми словами, святым. И у него получалось — как и у Будори Гуско, пусть и в менее драматичных, нежели описанные в сказке, обстоятельствах.

Гисабуро Сугии отнесся к тексту Кэндзи Миядзавы бережно, перенеся на экран все коллизии повести (кстати, переведенной на русский язык) практически дословно — начиная с приключений Будори на шелкомотальне и «болотном поле» и заканчивая его знакомством с профессором Кубо и работой в Управлении по вулканической деятельности. Тут важны даже мелочи. Как известно, Миядзава назвал придуманную им страну «Ихатово», преобразив топоним Иватэ в слово языка эсперанто, которым был увлечен не на шутку. В аниме у населяющих Ихатово кошек письменность — не иероглифы, а что-то вроде рунического алфавита; эсперантисту Миядзаве это понравилось бы. Как и то, что режиссер не стал угождать зрителю и делать сюжет более авантюрным. По сути, приключения Будори сводятся к работе, будь то тяжелый труд пролетария или научная деятельность на благо людей.

Братик и сестренка против таинственного незнакомца.

Ихатово — удивительная страна: кошачий стимпанк с паровозами и дирижаблями местами напоминает светлое будущее, каким его описывали Александр Беляев (современник Миядзавы, по странному совпадению тоже много лет болевший туберкулезным плевритом), Иван Ефремов и ранние братья Стругацкие: это звезда КЭЦ, ну или мир Полудня, где, с одной стороны, еще совершаются удивительные научные открытия, а с другой, находятся альтруисты, готовые пожертвовать собой ради всеобщего счастья. Разумеется, не всё идет гладко, но, как и положено на подступах к коммунизму, упор делается уже не на классовую борьбу (хотя бороться в Ихатово есть с кем), а на войну со стихией, на укрощение природы. То, что рис заболел от излишней подкормки азотными удобрениями, а на склонах вулканов можно строить геотермальные электростанции, куда важнее, чем даже победа над эксплуататорами — с последними справиться всяко легче, чем с химией и физикой.

На первый взгляд, диссонанс в повествование вносит только линия незнакомца, мистического кота, появившегося из ниоткуда в сверкании молний и похитившего Нэли, сестру Будори. В сказке Миядзавы у этой истории счастливый финал: много лет спустя повзрослевшая Нэли приходит к брату и рассказывает, что когда похитителю «надоело тащить ее на себе», он бросил девочку, после чего ту приютил хозяин пастбища. В аниме всё не так: страшный кот в черном плаще оказывается владыкой царства духов, аналогом Эммы (что для гайдзинов не слишком очевидно), приходящим к смертным тогда, когда это нужно.

В советской фантастике с идущим к торжеству коммунизма Ихатово духи сочетаться не могли ни при каких условиях, однако Кэндзи Миядзава, буддист и пролетарий, противоречия тут не увидел бы. Сны Будори Гуско, в которых тот едет по галактической железной дороге и попадает в царство мертвых, вписываются в повествование идеально. Там, в этих снах, дух духу — не друг, товарищ и брат, а самый настоящий волк, и надписи на домах там сделаны не руническими знаками, а иероглифами, и по улицам ходят не кошки, а уродливые и отчетливо гуманоидные создания… Короче говоря, царство мертвых — это наш с вами мир. Реальность, которая пошла не широким путем Кэндзи Миядзавы и Будори Гуско, а глухими окольными тропами — и забралась в итоге в какую-то тупиковую баньку с пауками.

Наверное, мы разошлись с Ихатово окончательно. Оно, конечно, еще возможно, но, к сожалению, не с людьми. Разве что с котиками. —НК

Gusko Budori-no denki, полнометражный фильм по повести Кэндзи Миядзавы, 106 минут, 2012 год. Режиссер Гисабуро Сугии, производство Tezuka Productions. Премьера в России — на фестивале Reanifest, в российский прокат фильм не выходил.

Письмо для Момо

После гибели отца девочка Момо переезжает вместе с мамой из Токио на забытый богом островок Сиодзима, в глухую японскую провинцию, скучную и сонную. Богом — но не японскими духами-ками: на чердаке дома Момо обнаруживает трех уродливых, но милых существ, которых никто, кроме нее, не видит. Духи утверждают, что сошли со страниц книжки-кибёси, где заточил их некогда господин Сугавара-но Митидзанэ. Истина несколько сложнее. И всё это как-то связано с письмом, которое отец хотел написать Момо накануне гибели, оставив на бумаге только два слова: «Для Момо»…

Имена у духов говорящие: слева — Камень, справа — Боб. Кава (Река) занят — ворует мандарины.

Слава Небу, это аниме — не триллер и не хоррор, а совсем даже наоборот, но тут и кроется засада: при всей идилличности картинки «Письмо для Момо» — фильм, пронизанный беспокойством. Как пел Борис Гребенщиков: «Всё было неестественно мирно, как в кино, когда ждет западня». Только здесь западня изначально — не снаружи, а внутри героинь. Мать и дочь пережили жуткую трагедию, но, как принято в Японии (и если бы только в Японии), стараются не выдать своих чувств даже друг другу. Только вот людям, которые в такой ситуации замкнулись в себе, вряд ли может стать легче.

Помощь приходит с неожиданной стороны: в болото тихого отчаяния бесцеремонно ныряют три веселых ками, три голодных (в буквальном смысле слова — они то и дело ищут, чего бы пожрать) духа, три, не побоимся этого слова, трикстера. Ива — зубастый великан с незакрывающимся ртом и золотыми клыками; Кава — самолюбивое существо, похожее на водяного и гордящееся умением высасывать через рот печень; Мамэ — карлик с длинным языком, который в момент знакомства с Момо не находит ничего лучше, как лизнуть ее ногу. (Он дух, ему можно.) Самое смешное, что наши ками — вылитые Трус, Балбес и Бывалый из комедий Леонида Гайдая. Это, конечно, совпадение на уровне архетипов, хотя нельзя исключать, что духов рисовали с японских актеров; скажем, Кава — это вылитый Гуадалканал Така, сыгравший в «Дзатоити» Такэси Китано глуповатого Синкити.

Ками кроме того, что они собственно духи, олицетворяют мужиков в бабьем царстве Момо и ее родительницы Икуко. Три капризных, наглых, вредных мужика воруют ручки и мандарины, смотрят попсу, ковыряют в носу, рассиживаются в туалете, отстреливают кабанов своими газами, устраивают американские горки из подручных средств, висят на люстрах, зацепившись за них пальцами ног, слоняются по дому, жрут, жрут, жрут, и всё им хоть трава не расти. Между тем польза от заведшихся в доме мужчин неочевидна. Ими, конечно, довольно приятно помыкать (Момо делает это при помощи волшебной дощечки), но этим видимая выгода и ограничивается. Лишь в момент крайней опасности мужики проявят себя в полный рост, спасут мир и «молча поправят всё». Ну или не молча. Однако этим их миссия не ограничивается: «Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна…»

Мамэ мало того что ничего не помнит и говорит невпопад, так еще и неграмотный.

Хироюки Окиура, режиссер любимых в народе «Оборотней», работал над «Письмом для Момо» семь лет и снял обманчиво простое аниме, совершенно на «Оборотней» не похожее. Скорее уж оно напоминает некоторые фильмы Studio Ghibli — неспешностью, спокойствием, какой-то удивительной по нашим временам нормальностью. Тут нет ни единой фальшивой ноты. Комедия положений точно сочетается с драмой о примирении с потерей, со смертью близкого человека, с взрослением. Такие щемящие фильмы умели делать в СССР. «Кин-дза-дза», разумеется, совсем другое кино, но когда в финале «Письма для Момо» троица духов возвращается на небо, где-то за кадром, ей-богу, слышатся печальные вздохи господина Уэфа и его пацака Би — и возникает ощущение чего-то родного, того, что вечно рядом и никогда не закончится. «Они всегда на нас смотрят. А когда они смотрят, хочется и самому взять себя в руки», — говорит двоюродный дед Момо о духах предков. Не худшая в мире философия, правда? —НК

Momo e no tegami, полнометражный фильм, 120 минут, 2011 год. Режиссер Хироюки Окиура, производство Production I.G. Кинопрокат в России — в рамках фестиваля Reanifest. Российский издатель — Reanimedia.

Волчьи дети Амэ и Юки

Студентка Хана очарована угрюмым вольнослушателем-одиночкой и робко, в день по чайной ложке, подкатывает к нему до взаимности — вроде бы еще одна токийская история любви в пастельных тонах. Но за миг до первого поцелуя пассия Ханы обрастает хвостом и шерстью: молодой человек не человек вовсе, а потомок древнего рода волков-оборотней, чудовище в глазах обывателя. Красавица, впрочем, реагирует стоически: усы, лапы и хвост — пусть; главное, ребята, сердце.

Улыбка оптимистки Ханы не меркнет даже тогда, когда опускаются руки.

Молодая межвидовая семья обустраивается по мере сил в каменных джунглях, да только беда не за горами. Убитая горем Хана остается вдовой с парой диких, но симпатичных отпрысков-перевертышей на руках. И ворохом проблем соответственно — ребята-зверята рвут, метают, ревут, хворают, не разбирая обличий. К ветеринару? В больницу? В детсад? В клетку?..

Чураясь по понятным причинам людей, Хана вынуждена перенести проблему верволка в среднюю полосу. Дауншифтинг: руина фермы на стыке девственной природы и цивилизации, идеальный полигон нравственного ergo физического самоопределения детей с двойным дном. Именно здесь младшенький, тихоня Амэ, и взбалмошная непоседа Юки (от ее лица ведется повествование-мемуар) постепенно решат каждый для себя, какому из миров принадлежать, пока мама мучится-учится выживать, налаживать быт, обихаживать огород, привечать люд, сторожить секрет и принимать своих детей такими, какими у них в конечном счете получится стать.

«Волк человеку — человек!» — напутствие первоклашке. Отправить в школу оборотня — важный психологический этап для родителя.

Очевидным образом Мамору Хосода, режиссер «Девочки, покорившей время» и «Летних войн», снова угадал с общественным запросом, на этот раз предложив подчеркнуто негромкую, но проникновенную, исподволь чарующую историю, авансом определенную всеми в нишу между своими лентами-предшественницами и миядзаковским «Тоторо»; почувствуйте, что называется, уровень ожиданий. Публика по выходу картины с прогнозами согласилась как минимум монетой. В японском прокате «Волчата» влегкую обошли не только собственно «Девочку…» и «…Войны» вместе взятые, но такой вот фортель: едва не переиграли Studio Ghibli со «склонами Кокурико» на ее же поле, показав аналогичный кассовый результат; недобрая тенденция для вчерашних лидеров индустрии, стабильно, фильм от фильма, теряющих в сборах. Зато важная вешка для набирающего обороты Хосоды: еще до начала работы над «Амэ и Юки» режиссер покинул Madhouse, основав собственную студию Chizu, кузницу исключительно персональных амбиций; «волчата» стали дебютной картиной новообразования — и такой успех на старте, отличный почин, ощутимая потеря для Madhouse.

Конечно, не «Тоторо» — и даже всё-таки не «Девочка…». Тем не менее. «Волчьи дети Амэ и Юки» звучат, может быть, менее пронзительно, — а с безошибочно узнаваемыми интонациями; в вырисованных от души пасторалях, в свальном кубаре со снежной горы — мгновении концентрированного счастья (сцена особенно трогательно рифмуется с почти идентичным моментом «Девочки…»), в зеленом, простите, море местной тайги, в старом доме и пустой ввечеру сельской школе разлито ощущение конца детства, эта специфическая элегия потери и обретения. Пока еще можно в любой момент скинуть шкуру и надеть тапочки, но всё предельно. Волк воет. Ветер носит. Время бежит. Дети взрослеют, решают, уходят разными дорогами — вместе с детством исчезает, как водится, сказка. А той, что остается, важно принять сердцем: покой и воля — это когда никто не уйдет обиженным. —ОШ

Oоkami Kodomo no Ame to Yuki, полнометражный фильм, 117 минут, 2012 год. Режиссер Мамору Хосода, производство Studio Chizu. Кинопрокат в России — на фестивале Reanifest. В рамках акции «Народная лицензия—2» компания Reanimedia собирает средства для выпуска фильма в России на Blu-ray и DVD.

Что творится

Авторы фильма Kick-Heart (слева направо: Аймерик Кевин, Масааки Юаса, Митио Михара, Ын Ён Чой), древесный ящик с фэнтезийным уклоном, смотр статуэток, уточненная библиография Тэдзуки и нежданная телевизионная лекция о манге — в обзоре текущих событий.

Октябрь проходит под знаком краудфандинга. Масааки Юаса — режиссер великого сериала The Tatami Galaxy, еще более великого Mind Game и разных прочих величин вроде Kaiba и Kemonozume — собирает через «Кикстартер» средства на аниме-проект Kick-Heart. Если до конца месяца удастся набрать 150 тысяч долларов, будет десятиминутный фильм о чувствах борца-мазохиста Ромео к борчихе-садистке и по совместительству монахине Джульетте. Наберется 400 тысяч — фильм подрастет до 40 минут. Если вдруг зрители скинутся на миллион, лента станет полнометражной. За две недели удалось собрать чуть больше 90 тысяч долларов, то бишь шансы увидеть полный метр невелики, но в том или ином виде Kick-Heart в апреле, похоже, появится на свет.

В качестве затравки Юаса и его консультант Мамору Осии предлагают электризующий трейлер.

«Отаку», естественно, участвует и приглашает всех желающих внести посильную лепту: если каждый, кто возмущается засильем в аниме липких лолит и стилистики моэ, пожертвует доллар-другой на инди-фильм Юасы, наша общая вера в человечество изрядно подрастет. Потом, это же та самая модель, о которой громко мечтали нелюбители издателей-посредников: средства зрителя отправляются напрямую автору (и студии-производителю, в данном случае Production I.G), минуя прослойку дистрибьюторов и прокатчиков. Хотите нетривиального аниме? Купите нам гобой. Вот режиссер, дайте ему денег.
Как принято на «Кикстартере», от объема пожертвования зависит награда: за $5 вам скажут большое спасибо, за $15 — весной, когда Kick-Heart будет готов, пришлют ссылку на цифровую версию фильма в разрешении 480p. И так далее, по восходящей — в списке призов числятся Blu-ray, видеосюжеты о создании фильма, pdf с дизайн-листами персонажей, открытки, наброски, плакаты, упоминание в специальном разделе на сайте, принты с автографом Юасы, маска реслера и даже — для самых щедрых маньяков — место в титрах ленты и экскурсия по студии. Все спонсоры получают доступ к рассылке с иллюстрациями, интервью и сведениями о ходе работы над проектом.

Своя занимательная арифметика и на отечественном фронте массового софинансирования аниме-релизов. В кассе «Народной лицензии—2» (это, напомним, проект сбора средств на кинопрокат и выпуск в России четырех важных полнометражных картин) сейчас 63,4% от нужной суммы — результат обнадеживает, хотя темп наполнения виртуальной кубышки очевидным образом снизился. Акция финиширует 31 декабря, и если вы хотите увидеть качественные релизы фильмов Мамору Хосоды и новых частей «Евангелиона», постарайтесь приобрести сертификаты до дедлайна.
Reanimedia предлагает и другой способ опустошения кошельков. Вчера стартовали предзаказы фильма «Берсерк. Бехерит Властителя» на Blu-ray и DVD. Выйдет он 15 декабря в разных вариантах комплектации: стандартном, коллекционном и лимитированном (все подробности по ссылкам). Лимитированный релиз включает деревянный бокс ручной работы, куда по мере появления следующих томов трилогии можно будет докладывать диски. Представитель компании пишет, что заказы на первые 150 боксов оформлены и оплачены меньше, чем за час. Быстрее, кажется, раскупают только билеты на Воронежский аниме-фестиваль.

Дебютным российским анимешным релизом на Blu-ray «Берсерк» не назовешь (уже были как минимум «Первый отряд» и «Ариэтти из страны лилипутов»), но коробка — коробка запомнится надолго.

13 и 14 октября, то есть сегодня и завтра, в Москве проходит выставка «Большая полка»: наш любимый сайт MyAnimeShelf с тридевятью партнерами показывает в бизнес-центре «Японский дом» тридесять — на самом деле больше, конечно — анимешных статуэток всех видов, цветов, пород и конфигураций. Обещаны конкурсы, розыгрыши, лотереи, «зона 18+» с эротическими, кхгм, изваяниями (будут пускать по паспорту) и презентация на тему «Отличие бутлегов от оригинальных фигурок». Входной билет стоит 200 рублей, детали можно уточнить на странице с анонсом мероприятия.

В воскресенье же, 14 октября, состоится Первый открытый московский чемпионат по танцам на игровых автоматах Pump It Up Pro 2. Устраивает его движение Bemafia, с 2004 года пропагандирующее танцевальные игры в России и добившееся на этом поприще известных успехов. Плясать будут в «Игралайфе» на втором этаже ТЦ «Капитолий», начало регистрации в 11:00.

Писатель и сценарист Гэн Уробути уточнил, почему днем рождения Мадоки Канамэ из Puella Magi Madoka Magica считается третье октября, — в этот день он создал файл сценарной заявки на сериал.

Японский манга-журнал Comic Zenon ищет талантливых молчунов: требуются художники-комиксисты, обходящиеся совсем без диалогов. Работы на конкурс Silent Manga Audition принимаются до конца марта 2013 года (см. подробные условия), в жюри заседают Цукаса Ходзё (City Hunter) и Тэцуо Хара («Кулак Полярной звезды»), примеры «немой манги» есть на сайте, призы — публикации в журнале и денежные вознаграждения, победителей определят в июле.

Правила позволяют использовать пояснительные надписи, облачка с текстом мыслей и звукоподражания. Главное — никакой речи.

Прояснился состав группы «молодых японских мультипликаторов», которые будут показывать свои работы и общаться с публикой в столичном кинотеатре «35mm» в начале ноября, когда там развернется фестиваль Reanifest. Приедут независимые режиссеры Кэй Ояма и Син Хасимото, а также критик, исследователь анимации Нобуаки Дои. Творчество Оямы и Хасимото лежит в стороне от традиционного аниме, их фильмы принято относить к авторскому, фестивальному рисованному кино, и эти короткометражки явно будут контрастировать с блокбастерами, которые грозится поставить в фестивальную сетку Reanimedia. Тем интересней.

Можно подумать, околоанимешные мероприятия проходят только в столице. «Вот уж нет!» — слышится из Петербурга голос коллеги Лапшина. Коллега Лапшин, человек-видеостудия, снимает в ДК Ленсовета сюжет о фестивале «Анимацури». Снимет — покажем.

Полный список печатных работ Осаму Тэдзуки насчитывает 1211 позиций и охватывает свыше четырех десятилетий творчества, с 1946 по 1988 годы. Это 604 произведения (из них 341 — комиксы для мальчиков, 36 — для девочек, 110 — для взрослой аудитории и 32 — для малышей), около 700 томов, в общей сложности 150000 страниц манги (не считая около 3000 страниц, нарисованных до 1945 года). Иными словами, «бог манги» — прозвище заслуженное.

Искусствовед-японист Евгений Штейнер, ведущий научный сотрудник Российского института культурологии, прочел на телеканале «Культура» лекцию «„Манга Хокусая“ — энциклопедия японской жизни в картинках». Запись программы: части первая и вторая.

Перекличка с недавним рассказом Ани о заказных проектах, в частности о религиозном аниме: на днях в Токио и Сан-Франциско показали полнометражную картину The Mystical Laws. Фильм снят режиссером Исаму Имакакэ по мотивам книги Рюхо Окавы, основателя духовного движения Happy Science, очень похожего на религиозную секту. Это не первое аниме, созданное по заказу сподвижников Окавы; сочинения лидера организации экранизируются одно за другим уже лет пятнадцать. Hermes: Winds of Love (1997), The Laws of the Sun (2000), The Golden Laws (2003), The Laws of Eternity (2006) и Rebirth of Buddha (2009) — все фильмы выполнены на довольно высоком техническом уровне и, надо сказать, не вызывают желания немедля записываться в ряды адептов Happy Science. Хотя кто знает, вдруг там зашита программа, которая сработает только после просмотра The Mystical Laws. —ВК

В прошлый раз это именовалось «Последней фантазией», а предводителя секты звали Хиронобу Сакагути.