всё вместе аниме манга колонки интервью отвечает Аня ОнВ
17 заметок с тегом

интервью

Позднее Ctrl + ↑

«Мы свое придумали, ребята, извините». Арт-группа HonkFu рассказывает о проекте JAM

Суть моушн-комикса JAM хорошо передает его рекламный ролик, в котором голос артиста Фильченко вкрадчиво рассуждает о геройстве на фоне пиксельных взрывов, левитирующего Game Boy и смутно знакомых персонажей в суперкрутых ракурсах. «Отаку» обсудил судьбу «Джема» с его авторами, коллективом художников HonkFu.

Сам комикс ничем не выдает своего российского происхождения — он сделан с прицелом на мировую аудиторию.

К беседе с руководителем студии Стасом Башкатовым почти сразу подключились сценарист Алексей Нехорошкин и иллюстратор Виталий Шушко. Определить, какая реплика кому принадлежит, возможным не представляется: HonkFu выступают слаженным хором.

— Те из наших читателей, кто следят за фестивалем «КомМиссия», знают, что HonkFu как группа комиксистов существует уже лет пять, участвует в выставках и берет призы профильных конкурсов. Проект JAM — ваш первый длинный и в некотором смысле инновационный сериал, правильно?

— Идея делать «живые» комиксы принадлежит компании NARR8 (читается «наррэйт», от narrate — «рассказывать», англ. — прим. ред.): прошлым летом они соорудили свою интерактивную платформу и занимались поиском авторов оригинального контента для нее. JAM выходит на планшетах не просто по нашей прихоти, таков был изначальный заказ. А согласились мы моментально: интересно было двинуться в сторону чего-то большого и технологичного.

NARR8 — платформа для iOS и Android, где публикуются интерактивные комиксы и книги. Монетизируется контент по принципу free-to-play/freemium, часть эпизодов бесплатна, внутренняя валюта («нарры») начисляется просто за использование приложения. Подробнее о платформе — в материале BFM.ru.
Тот самый трейлер, озвученный Александром Фильченко — главой студии дубляжа Reanimedia и русским голосом Камины из «Гуррен-Лаганна».

— Сколько в таком формате уже выпущено глав, одиннадцать?

— Двенадцатая на подходе, раз в две недели обновление происходит. Наверное, если бы мы пришли в NARR8 сейчас, нам бы уже не дали закрутить такой сюжет. Но благодаря стартаперскому ражу мы получили возможность создать именно то, что хотели.

— По комиксу видно, что люди прямо горят тем, что делают.

— Ох, спасибо! (Смеются со смущенным, но довольным видом.)

— Долго склеивался мир? Он строго под этот проект придуман, или Плоскоземье существовало до того, как появился заказчик?

— Это еще до «Наррэйта» было, мы как-то сидели, прикидывали — а что, давайте замутим сюжет про игры, мы же все их любим. Лёша написал первую пару глав, там уже и Game Boy в качестве джеммера возник, и деление мира на двухмерный и обычный. А потом NARR8 попросили прислать несколько синопсисов, и проект пошел в работу. Нам дали три месяца на препродакшн; естественно, мы не представляли, как прописать сериал должным образом, и по сути начали делать сразу начисто. До недавних пор даже не знали, сколько будет серий в сезоне. И когда услышали «ребят, вообще-то надо уже закругляться», мы такие: «что-о, пять серий осталось?!» Только ввели кучу персонажей и линий, всё по сюжету должно распускаться, и на тебе..

— То есть JAM уже скоро закончится?

— Для нас скоро, а у читателей впереди четыре месяца вместе с Бастером и компанией. В первом сезоне запланирован 21 эпизод, логичная концовка. Но мы оставили… Неважно, не станем спойлерить, будет классно. Теоретически второй сезон возможен, на деле — увидим.

Детектив Морриган — единственная сотрудница полиции Нового Света, которой не плевать на свои служебные обязанности. И да, она, кажется, фанатка Мотоко Кусанаги.

— Это ведь очень по-миядзаковски: сценарий доделывается, когда художники уже приступили к работе.

— Так получилось. Сейчас мы сделали бы начало немного другим, чуть более динамичным. Тянет добавить пару сцен, типа director’s cut.

— Формат же позволяет вносить любые правки, это не бумажный комикс. Новые читатели изменений вообще не заметят.

— На это и надеемся! (Смеются.)

— JAM в его нынешнем виде — это на сколько процентов реализованные амбиции?

— За год мы получили колоссальный опыт. Когда стараешься смотреть свежим взглядом, проект выглядит здоровски, но если бы мы взялись за JAM сейчас, он получился бы совсем нереальным. Многие огрехи сглаживает картинка, которой мы гордимся. Есть вещи, придуманные на ходу, например, чтобы замкнуть сюжетную арку, — но читатели не замечают, что это сделано впопыхах, потому что изобразительная сторона оттягивает на себя внимание.

— А сколько людей сейчас заняты над проектом?

— Около десяти человек, плюс еще гениальные музыканты DZA и NVG на аутсорсе. Сценарист, три аниматора, три художника, менеджер и еще специальный человек, который берет видео, звук, текст, складывает их вместе и отправляет на ваш айпэд или планшет на андроиде. А скоро еще на айфоны и смартфоны с Windows будет отправлять.

Бастер, главный герой JAM, разыскивает возлюбленную. Шутка о принцессе в другом замке никогда не устареет.

— Честно говоря, было ощущение, что вы делаете комикс-локомотив, тянущий за собой всю платформу. А он, оказывается, даже не в тройке лидеров?

— Мы тоже рассчитывали, что будет бомба. Но самыми популярными сериалами NARR8 оказались фуррийные («Образец № 9» и «Блудный ангел» — ред.). У них отличный сплоченный фэндом: все дружно пришли, поставили приложение, фанатеют, обсуждают. Очень надеемся, что наш зритель еще появится, люди ухватятся за знакомые визуальные ходы, зацепим что-то в душе анимешников. Если почитать наррэйтовский форум, там публика в основном — двенадцатилетние дети из «В Контакте», и когда они доходят до «Джема», мало кто из них может его оценить, считать все заложенные отсылки и слои.

— Слушайте, а как же Game Boy у главного героя?

— Это ты знаешь, что такое Game Boy, Вася Зорин (еще один художник HonkFu — ред.) знает. Двенадцатилетние не знают. Есть у тебя ощущение, что в России существует наша аудитория?

— Конечно, это публика из консольных резерваций — читатели той же «Страны Игр». Условно говоря, бородатые 28-летние юноши, которые помнят, как продувать восьмибитные картриджи.

— Вот до них мы пока почему-то не достучались. Как, впрочем, и до Запада. Хотя сам комикс переводится, и на Запад надежд больше, всё-таки мы не про стиплеровского слоника шутим, а про Super Mario Bros. Со своей стороны мы на этом проекте выложились по полной и благодарны NARR8 за то, что они дали нам такую возможность. Но в вопросах продвижения «Джема» мы сейчас предоставлены сами себе. Может быть, и к лучшему — здесь нас тоже ни в чём не ограничивают.

— А давайте границы цитирования очертим, нарисуем облако тегов. Супер Марио, что еще?

— Поп-культура как таковая. Недавние серии у нас киношные, в них много тарантиновщины. Читатели, правда, в упор не хотят узнавать некоторые вещи. Shenmue, похоже, совсем мимо прошла.

— Да ладно, автопогрузчик и морячки!

— Ну! И никто не просек, откуда они. Американский форум пуст, а на русском — «когда „Мортал Комбат“ покажете?» (Смеются.) «Классно вы нарисовали из „Криминального чтива“ Стивена Сигала и Дензела Вашингтона!» Ладно, возвращаясь к тому, что на нас повлияло… Когда начинали, планировали масштабный сёнэн, а по рисунку мы всегда тяготели к Gainax и работам Хироюки Имаиси — «Гуррен-Лаганн», FLCL, вот это всё. Виталик большой фанат иллюстраторов Capcom. Street Fighter, оттуда мускулистые мужички.

— По цвету местами там приветы в адрес Кодзи Моримото, и «Железобетон» Studio 4°C для вас определенно не пустой звук.

— Это Вася. Но согласись, нельзя сказать, что он кого-то копирует, у него, при всех реверансах, своя сложившаяся манера. Моримото, Имаиси — наши эстетические ориентиры. И все отсылки, которые хотелось видеть в комиксе, туда вошли. Естественно, мы не стремимся тупо драть у японцев, это переосмысленная стилистика, пропущенная через призму опыта. Просто наше твердое убеждение, что японцы — самые сильные рисовальщики в мире, и сложно не использовать выдуманные ими ходы. То, что мы делаем, нельзя назвать ни аниме, ни мангой, мы просто смотрим, учимся и рисуем дальше. За утренним бургером художники HonkFu не обсуждают проблему стилистики. Есть она, похожа она на чью-то еще или нет — неважно, все просто рисуют так, как получается. А получается, сам видишь, что.

— Таким образом, портрет идеального читателя JAM…

— По идее, он ценит комиксы, играет в файтинги, да просто любит современную популярную культуру. Shenmue не опознает, и ладно. Она же только на дримкасте была.

— На первой Xbox еще.

— Точно, Shenmue II, с ужасной озвучкой. Фиг с ней, всё равно одного Лёшу это парит, он же у нас нерусский, из Таллина (Cмеются.).

— JAM отлично работает даже в отрыве от всех аллюзий и подмигиваний, просто за счет хорошей стержневой истории. А в лучшем из миров давно возник бы фанатский сайт со списком отсылок: в такой-то главе на таком-то экране они вспоминают «Зельду».

— Мечты, мечты. Мы стараемся, чтобы история была всем понятна, не только геймерам. Сложность в том, что казуалу не объяснишь JAM в двух словах, не скажешь «у нас сюжет как в „Людях Икс“» или «у нас как в „Сумерках“». Мы свое придумали, ребята, извините.
А геймеров должны порадовать эпизоды-особнячки, 13-й и 14-й, мы их подаем как старые нинтендовские и сеговские игры, вспоминаем Metal Slug, Metal Gear, Contra: Hard Corps. Главки визуально повторяют игры, это куда больше motion, чем comic. Вообще, когда мы только стартовали, думали же, что нарисуем картинки плоские, чуть-чуть анимируем, пусть где-то прическа шевелится, травинки какие-нибудь, подобного рода вещи…

— Как раз такое сейчас японцы по сценарию Мамору Осии делают, очень вялый там оживляж.

— А потом возник первый аниматор, Паша Андрющенко, и показывает: «глядите, как прикольно: чувак зашел в портал и машет рукой!» «Вау, а давайте дальше так делать!» — и пошло-поехало. В итоге у нас некоторые сцены без анимации вообще никак нельзя было показать. Со временем сообразили, что это опасная практика, и стараемся держать себя в руках, потому что очень много получается работы, гигантское количество рисунков. Лёша еще писал сценарии в духе «он идет, заходит, поворачивается, машет рукой, моргает, вздыхает, падает». В одной картинке. О’кей, сейчас нарисуем… (Смеются.)

Анимация тут — не проформы ради, без нее комикс был бы совсем другим.

— Если вдруг на базе JAM когда-нибудь зарядят мультипликационный сериал, то всё готово, получается?

— Достаточно будет слегка раздуть старые наработки. У нас уже в некоторых местах классическая лимитированная сериальная анимация, как у японцев. Огромное желание передавать динамику, движение, в аниме ведь совершенно безбашенный уровень динамизма. Очень стараемся соответствовать, держать марку.

— Здорово, что выглядит это не как закос. Совсем нет характерной любительщины, сквозящей в работах западных рисовальщиков, которые увлекаются азиатскими комиксами. Вы как ее вытравили?

— А мы же состоявшиеся вполне художники, давно уже не новички. Черпали из разных источников, перерабатывали, пропускали через себя. И вроде хочется внагляк косить под Gainax, а общий багаж уже не позволяет.

Отдельные наброски выглядят как признание в любви к Ёко из «Гу-Лага».

— Еще кажется, что JAM изначально ориентирован на иностранного читателя.

— Сценарий Лёша пишет по-английски, потом на русский переводим. Может, из-за этого. Почему в «Джеме» нет отсылок, понятных исключительно русскоязычной публике? Питающая нас поп-культура, игровая культура, как ни верти, пришла из-за рубежа. Мы не то чтобы конкретно на Запад работаем, просто есть желание делать качественный продукт для широкой публики. Недавно, кстати, NARR8 запустился в Южной Корее.

— По самому комиксу невозможно понять, что он делается здесь. Знакомый не верил, когда я сказал, что HonkFu сидят в Москве на «Тульской».

— Приятно такое слышать. С одной стороны, наверное, плюс, что обошлось без выпячивания русскости, с другой — российская аудитория многие вещи не опознает. У Bubble значительно больше читателей, чем у нас. С их супергероями фанарт рисуют, а про JAM попробуй найди в Сети хоть какое-то упоминание. Сама форма моушн-комикса еще слабо развита — не только у нас в стране, а в целом в мире, в технологическом смысле мы на переднем крае. Вкладываемся, ждем, надеемся и верим, что читатель появится. Вторая половина сезона суперкачественная, не пропустите ее.

— Один из редких примеров местного производства, когда сидят люди, вкалывают изо всех сил, делают то, что их по-настоящему вставляет. И никто этого в упор не замечает.

— Поэтому ты здесь (все смеются).

— А есть магазин мерчандайза? Мне нужна футболка с Одуваном.

— Пока нет такого, мы непопулярны!

Входит секретарша и просит освободить переговорную. Общение продолжается на лавочках во дворе.

— Вот так вот.

— Да, нас выгнали из переговорной за нытье.

Истина в пироге, брат.

— Сколько времени занимает работа? Две недели между выпусками соответствуют двум неделям производства одной главы?

— Сейчас вышла 11-я часть, ее рисунок был закончен очень давно. Две недели уходят только на рисунок, пару недель делается анимация, еще неделя на музыку, после какое-то время тратится на сборку. Иногда возникает необходимость вернуться, переделать диалог, добавить детали, такого рода канитель может растягиваться надолго. В общей сложности месяц труда на пять-шесть минут видео. Другое дело, что процессы идут параллельно, и в конечном счете получаются как раз-таки две недели. Сейчас (разговор состоялся в конце апреля — ред.) идет подготовительный период по 18-й главе. Рисуем раскадровки, надо их сделать как можно мощнее.

— Опять-таки, вспоминая аниматоров-японцев, у них серия часто идет в эфир через пару дней после того, как доделана. А иногда закончить успевают впритык к показу.

— Примерно так и у нас происходит. Графику редактировать на последних порах нелегко, а тексты заменить, передвинуть спич-бабблы или добавить какие-то звуки можно и в последнюю секунду перед релизом. Бывает, что и после публикации главы что-то тихонько поправляем. Этап сборки похож на работу видеоигровой студии, когда по независящим от художников обстоятельствам возникает всякая ерунда. Программисты, движок, код, тестеры — натуральный геймдев.
Мы хотим в будущем сделать комикс более интерактивным, завести для Бастера полноценный инвентори, как в играх, но пока ресурсы не позволяют. Если миллион читателей «Отаку» после этого интервью поставят себе JAM, нам точно выделят нужные ресурсы (смеются). Без шуток, на вас большая надежда. Мы уже начинали сомневаться, точно ли круто делаем. А тут приходит Корнеев и говорит, что занимаемся правильными вещами. И мы такие: «Правда, что ли? Блин, точно? Не шутишь? Фу-у-ух!» Поначалу-то казалось, что всё здорово, а потом появились рейтинги, статистика, и стали чаще звучать реплики вроде «вы делаете арт-хаус, кому это нужно…»

— Про Марио пошутить — арт-хаус? Нормально. Японский рынок вас ждет, вот что. Их потуги на моушн-комиксы по сравнению с JAM выглядят жалковато.

— О, эту фразу распечатаем и в офисе повесим (Cмеются.).

— Серьезно, посмотрите Chimamire Mai Love и Gin-iro no Usagi, это же диафильмы. Сидишь, простыню текста проматываешь.

— Мы как думали: если не можем сделать аниме, давайте по полной выжмем всё из комикса. Так и идет. В 2008 году, когда мы только перезнакомились на «КомМиссии», обсуждали, что круто будет сделать фэйк-трейлер какой-нибудь игры-платформера — и вот мы по сути делаем такую фэйк-игру, офигенно же.

— Положим, JAM не продлевается дальше первого сезона. Что дальше?

— Новый проект — и он, вероятно, будет лучше, так как мы многому научились за этот год. Но всё-таки второй сезон «Джема» был бы идеальным вариантом. В принципе, как бы обстоятельства не сложились, у нас в портфолио останется масштабный проект, который мы сделали действительно так, как нам хотелось, нам за него не стыдно. За плечами огромный опыт, чему мы безумно рады. Хотелось бы историю закончить, но если мы ее не закончим здесь, мы ее не закончим нигде, потому что права на персонажей принадлежат NARR8. Так что читайте, пожалуйста, JAM, делитесь впечатлениями с друзьями — и тогда мы сделаем второй сезон. И третий! (Смеются.)

HonkFu почти в полном составе. Слева направо, верхний ряд: Кира Нагаева, Виталий Шушко, Павел Васин, Яна Варапаева, Алексей Нехорошкин, Василий Зорин, Стас Башкатов. Внизу: Денис Писарев, Павел Андрющенко. Влад Гусев и Анна Кэттиш работают над другими проектами студии и присутствуют на фото незримом виде.
Поначалу контуровка выполнялась вручную, карандашом (как до сих пор принято в Японии), позднее художники перешли на графические планшеты.
Руководитель студии Стас Башкатов напитывается творческой энергией от плюшевого Астробоя.
Штаб-квартира HonkFu мало отличается от офисов токийских аниме-студий: такое же открытое пространство, где мастерская уживается с библиотекой и музеем игрушек.
Над обликом злодея Питона трудится Виталий Шушко.
Иллюстратор Василий Зорин позирует со своей настольной книгой.
Сказать, что в офисе HonkFu много рисунков, — значит промолчать в тряпочку.
Аниматор-стажер Павел Васин принимал участие в создании знаменитой фанатской серии «Наруто» (8 млн просмотров на YouTube); в коллектив он попал, познакомившись с Виталием Шушко во «В Контакте», где у обоих в числе интересов был указан Норио Мацумото.
Стас делает вид, будто обсуждает важное с художницей Яной Варапаевой.
JAM, интерактивный моушн-комикс. Создан студией HonkFu, выходит на платформе NARR8 с октября 2012 года.

Вопросы и фото: Валерий Корнеев.

 38   2013   honkfu   jam   narr8   ВК   интервью   комиксы

По следам «Большой полки»

Итак, мы кое-что напутали. Оказывается, первая в Москве специализированная выставка аниме-фигурок — инициатива местных энтузиастов, а не японского культурно-делового центра, который подключился позднее; экспозиция «Большой полки» была собрана силами частных коллекционеров. «Отаку» исправляется и уточняет подробности у Ксении Чепаевой и Владимира Секирина, непосредственных организаторов октябрьского мероприятия.

Прописаны в России: хозяева всех экспонировавшихся статуэток — здешние, завсегдатаи сайта MyAnimeShelf

Как возникла идея провести выставку, сколько времени заняли подготовка и организация?

Ксения Чепаева: Идея возникла спонтанно. Предыстория слишком долгая, но точно помню, как поделилась мыслью сделать выставку с одним человеком, потом со вторым, а дальше мы это обсудили с Владимиром и решили, что надо привлечь побольше народу. И вот, собрав у себя дома знакомых с «Полки» (сайт MyAnimeShelf.com — прим. ред.), я предложила провести такое мероприятие. Это происходило еще в апреле, у многих на носу была сессия, другие проблемы, и воплощать план в жизнь начали ближе к концу августа. Получается, подготовка заняла месяц-полтора.
Владимир Секирин: Да, идею подала Ксения, но всё упиралось в отсутствие понимания, какой должна быть такая выставка. У меня есть опыт организации больших мероприятий, я поделился своим видением, и нас поддержали.

Каким образом в проекте возник «Японский дом»? Вы с самого начала планировали выставляться там, или на примете были другие площадки?

КЧ: Это заслуга Владимира. Изначально было несколько вариантов, в итоге мы остановились на «Японском доме».
ВС: Планировали поработать с выставочными залами арт-центра «Ветошный», но передумали. С «Японским домом» я сотрудничаю давно, плотно общаюсь с представителями этой организации. На первой встрече с ними мы с Ксенией представили подробную информацию о будущей выставке, и они согласились выделить помещение, оказать информационную поддержку. Думаю, теперь «Японский дом» будет нашим постоянным партнером.

Какую роль играл сайт MyAnimeShelf при подготовке мероприятия?

КЧ: Именно пользователи данного сайта проявили интерес к «Большой полке». Мы предложили им представить свои коллекции, участвовать в выставке лично. Откликнулись многие энтузиасты.

Наверняка вы вели подсчет — сколько фигурок удалось показать?

ВС: Кто-то называл цифру 720, но это было в первый день, когда не успели расставить все статуэтки. Во второй день экспонатов было больше.
КЧ: Подсчет — непростой момент, точную цифру назвать сложно, так как первоначальный список экспонатов по ходу дела сильно расширился. В принципе, на выставке можно было увидеть около 800 фигурок.

Позвольте отдельно поблагодарить людей, отвечавших за расстановку фигурок и пояснительные таблички к каждому экспонату. Это явно был адский труд, но благодаря ему выставка получилась хорошо структурированной.

КЧ: Да, были те, кто этим занимались, — сводили информацию в таблички, распечатывали их. Увы, во время расстановки несколько табличек потерялись, малая часть экспонатов осталась без профайлов.

А проясните связь «Большой полки» с «Джей-фестом»: можно надеяться на повторный показ экспозиции на этом фестивале в декабре?

КЧ: Уже третий год я на «Джей-фесте» работаю волонтером, и в этот раз предложила его организаторам выставить часть экспонатов «Полки» — надо же дать знать японским производителям, что в России фигурки тоже активно коллекционируют. По предварительной договоренности наше октябрьское мероприятие посетили сотрудники японского посольства, им понравилось, как всё было устроено. Теперь гости «Джей-феста» смогут увидеть как экспонаты с нашей выставки, так и новые фигурки, которых на «Большой полке» не было.

Расскажите вкратце о своих любимых экспонатах.

КЧ: О, их на выставке было много. Любимец — Нейро Ногами: мне нравится сам персонаж, ну и эту красоту сейчас очень сложно достать; в год выпуска фигурка была мало кому интересна, а сейчас интересующихся полно. Также статуэтки Камины и Вирала, великолепный и безумно дорогой Авель, неподражаемая Сейбр на мотоцикле, красотки из One Piece. Нам удалось собрать массу прекрасных фигурок, среди лучших из лучших выбирать очень сложно.
ВС: Все нынешние и будущие экспонаты моей личной коллекции — любимые.

Московский фестиваль японской популярной культуры J-Fest пройдет 1—2 декабря в концертном зале «Космос». —ВК

Женя Давидюк: Надеюсь, аудитория мои огрехи простит

«Отаку» расспросил единственную в аниме-отрасли русскую сэйю — актрису дубляжа — о ее участии в создании сериала Last Exile: Fam, The Silver Wing и нюансах озвучения анимации в Японии.

Первый сезон стимпанковой эпопеи Last Exile снят в 2003-м, известен в России как «Изгнанник» и ничего специфически русского в себе не содержит. Другое дело — приуроченное к двадцатилетию студии Gonzo продолжение (2011—2012), где жители северного государства Гласис с подачи Жени разговаривают на инопланетном диалекте языка Пушкина и Достоевского.

Женя Давидюк родилась, выросла и закончила университет в Новосибирске. С 2005 года живет и работает в Токио, озвучивая эпизодических персонажей в аниме и консультируя коллег-сэйю по вопросам русского. Выпустила несколько CD-синглов с песнями на японском, английском и родном языках.

Расскажи, как всё началось с этим проектом? Предложение о работе поступило непосредственно тебе или в агентство, к которому ты приписана? Речь изначально шла о консультации по русскому языку, а роль Виолы возникла в процессе, или всё предложили сразу?

Прежде всего я, естественно, подумала на агентство. Но оказалось, что режиссер Коити Тигира и один из продюсеров сериала Хироюки Бирукава (с ним мы работали над Seikon no Qwaser) с самого начала держали в уме в качестве исполнительницы роли Виолы именно меня. Причем подразумевались как озвучение, так и сопутствующие консультации по вопросам языковых нюансов для коллег-артистов.
Об окончательном утверждении на роль — вместе с именем своей героини — я узнала почти за год до начала работы. Конечно, этот вот год показался вечностью: всё-таки первая полномасштабная роль, пусть пока и на родном для меня языке.

Диан (на переднем месте в кабине истребителя, озвучивает Юкана) и Виола (сидит сзади, Женя) — летчицы, охраняющие государственную границу.

Большинство смотревших сериал русскоязычных зрителей недоумевали, почему тебе не досталась роль Диан, у которой гораздо больше экранного времени, чем у держащейся на заднем плане Виолы. Авторы исходили из того, что японка Юкана — более опытная сэйю?

Если честно, сама Юкана поначалу удивилась такому раскладу, но что поделать — по логике японской, очень формализованной кастинг-системы, не всё настолько просто, как может показаться. Против на первый взгляд очевидного решения — назначить русскоговорящую актрису на самую сложную в этом плане роль, играл, например, наработанный стаж. Юкана уважаемая в профессиональной среде, популярная сэйю, и поступиться ею в пользу менее растиражированной меня просто невозможно с точки зрения иерархии (ведь у персонажа Юканы, Диан, действительно куда больше экранного времени). Кроме того, Юкана владеет английским, что как бы подразумевает возможность справиться с любым другим иностранным языком (вот такая странная особенность японского отношения к дубляжу).
Поэтому пришлось идти в обход — консультировать. Не скажу, что оказалось сильно проще часами обьяснять Юкане особенности русского произношения. Тем более, что у нее откуда-то уже были свои представления о русском алфавите, и это скорее мешало, чем помогало.
Вообще сэйю, как правило, без восторга относятся к поучениям со стороны нижестоящих по рангу, младших коллег. Так поначалу было на проекте и со мной: пришла вся из себя зеленая и учу сэмпаев, не всем это приятно. Работать с Юканой в этом смысле было легче. Она некоторое время жила в Америке и без проблем принимает разницу менталитетов. По этой же причине она более открыта, чем обычно японцы, — тоже сильно помогает в плане сотрудничества. А ещё Юкана оказалась такой целеустремленной личностью — кого угодно свели бы с ума бесконечные страницы текста на чужом языке; иная актриса зубрежке предпочла бы и ролями со мной поменяться. Но мы справились.

В студии озвучения. Каждый артист получает свою копию сценария.

Почему, как тебе кажется, на все роли с русскими репликами не взяли носителей языка? Судя по другим аниме, найти в Японии русскоговорящих девушек и мужчин — задача вполне решаемая.

Конкуренция среди сэйю сейчас достаточно высока, так что внешний ресурс обычно остается за бортом. Даже на роли иностранцев предпочтут по возможности взять опытные местные кадры, несмотря на преимущества иноговорящих актеров. Например, недавно японке досталась роль школьницы-гайдзинки Сони в сериале Kill Me Baby — меня даже не приглашали на прослушивание. И это стандартная в подобных случаях практика.
Есть еще один тонкий момент, популярность. Такая связка: потенциальная успешность аниме — это не в последнюю очередь имена сэйю, которые на слуху. Никто особо не желает рисковать, экспериментируя с озвучивающим составом, так что получается замкнутый круг: более или менее рейтинговые вещи озвучивают одни и те же известные голоса.

Это ведь беспрецедентный случай, когда в аниме столько говорят по-русски?

Пожалуй. В сериале Durarara!! у негра по фамилии Брежнев тоже хватало русских реплик, но всё-таки не в таких количествах. Японские зрители, не привыкшие к субтитрам, мучились, по сути поменявшись местами с российскими отаку. Почувствовали боль иностранцев, вынужденных смотреть аниме с субами!

Как проходил процесс озвучения? Анимация к этому моменту была готова не до конца, правильно? За сколько времени до выхода в эфир озвучивалась серия?

Как правило, анимация не бывает полностью готова вплоть до критической даты. Укладываются в сроки разве только производственные монстры вроде Ghibli, да и то не всегда. В процессе работы по озвучению целые фразы могут запросто перекраиваться налету. Русские реплики часто приходилось подгонять прямо по ходу дела.
Не знаю, насколько здесь можно раскрывать карты, но обычно работа сэйю стартует за несколько недель — может, пару месяцев — до показа серии по ТВ. Начинается всё достаточно расслабленно, но чем ближе к финалу, тем страшнее дедлайны. Если аниматоры успевают, где-то за неделю до начала работы нам присылают черновик, примерный видеоряд будущего материала, чтобы была возможность отрепетировать. Не успевают — что ж, все собираются в первый рабочий день, прямо в студии отсматривают черновую сборку серии (иногда с текстом вместо картинки) и по горячим следам озвучивают.

Почему японцам так сложно поставить произношение? Западным актерам, никогда не говорившим по русски, кажется, полегче, чем их японским коллегам, даются русские реплики — вон как Дэнни Де Вито навострился. Что мешает японцам — сжатые сроки работы? Можно ли говорить о непредрасположенности японцев к иностранным языкам?

Как я уже говорила, — да, во-первых, это, конечно, сроки. Допустим, с Юканой у нас была возможность встречаться отдельно и что-то репетировать за неделю-другую до начала. Некоторым везет меньше: подстрочник катаканой с русского они видят впервые в день записи, например. Кто-то выплывает, чаще барахтаются. Опять же, вопрос менталитета: заслуженные сэйю иногда не учитывают нюансов и не без оснований считают, что схватят всё на лету, условно говоря, за полчаса до сессии — опыт же. С русским языком прокатывает не всегда.

Фрагмент 8-й серии, где в гласианском языке русский можно и не признать.

Тем не менее, те, кто очень внимательно слушали записанные мной для тренировки файлы и ответственно относились к работе, обычно делали всё с первого дубля. Как актеры, игравшие старейшин — ветеранов Глакиэса.
Ну и конечно, краеугольный камень: фонетика. В японском языке нет и половины звуков русского. Четкую речь на чуждом по фонетической системе языке не поставишь за пару недель; есть те сэйю, кто копирует звучание более удачно, есть те — кто менее. Большего требовать при всём желании смысла нет, по понятным причинам. Де Вито итальянец и неудивительно, что ему сравнительно легко дался русский.
Возвращаясь к отличному английскому Юканы — ну, с одной стороны, это плюс: богаче набор звуков, больше возможностей отойти от японской модели произношения, но с другой стороны, «русскости» ее чтению это не особо прибавляет: выходит такая русская речь с торчащими английскими ушами. С другими девушками, Милией и Васант, было проще. Они по сценарию иностранки, для них «русский» язык Глакиэса — не родной. Так что их я сильно не гоняла. Больше всего досталось Диан и Магнолии, конечно же.

И всё-таки, Глакиэс, Гласис или Глацис?

Звуковая дорожка записывалась в первую очередь для японского зрителя, а уж потом — для всех остальных. Авторы сериала решили, что название страны Glacies («лёд» на латыни) должно по-японски звучать как «Глакиэс». Что поделать.

Снимок сделал Кадзуюки Окицу, озвучивший в сериале Лускинию.

В Last Exile полно технических терминов, постоянные переговоры пилотов. Сложно было перекладывать японскую авиационную терминологию на русский?

Не то слово. Кое-что спросила у папы, что-то уточняла у читателей в ЖЖ, до чего-то пришлось своим умом доходить. Часто фразы на перевод мне присылали в отрыве от контекста (непонятно, что к чему относится; очень усложняет задачу переводчика). С представителями студии Gonzo приходилось созваниваться чуть ли не поминутно, до этого так напряженно работать мне еще не приходилось.
Надеюсь, аудитория мои огрехи простит. Всё-таки язык по сюжету не совсем русский, а, так сказать, мутировавший — можно списать неточности на это.

Ты посмотрела сериал до конца? Как японские зрители его приняли?

На середине перестала успевать за телепоказом и как-то отстранилась, но планирую досмотреть, мне уже все Blu-ray прислали — очередная прибавка к домашней коллекции, пусть и неполной, дисков с тем, над чем я работала. Не могу сказать, что сериал стал прорывом и революцией, но поклонников первого сезона много, а тут появились новые, чему я очень рада.

После записи диалогов заключительной серии была устроена небольшая вечеринка специально для сэйю. «Всем спасибо!»

С чем ты связываешь внимание, которое авторы аниме и манги вдруг начали уделять русскому языку в последние лет пять?

М-м… С моим приездом в Японию? Так и хочется это сказать! Я приехала сюда семь лет назад, и как раз лет пять назад начала работать с аниме. Если же серьезно, то английский язык японцам и так понятен, а русский звучит необычно и пока не приелся. Ну и есть я, которую можно попросить помочь. Несколько раз уже было такое: «а вот есть Женя, давайте здесь используем русский язык».

У тебя более 8000 читателей в твиттере, достаточно популярный японский блог — как считаешь, что за публика тебя читает? Ты примерно представляешь себе усредненный портрет своей аудитории, фэнов? Их интерес распространяется и на Россию тоже?

На данный момент твиттер известнее блога, но и блог читают под 2000 человек в день (спасибо им!). Что же касается твиттеровской аудитории, — это прежде всего аниме-отаку и те, кому интересна Россия со всем причитающимся. Добавляют в друзья и по национальному признаку, и по профессии — как же не подружиться с актрисой озвучения. Некоторое время назад я ответно зафолловила всех желающих, спровоцировав волну восторга: «меня задружила самая настоящая сэйю!» Не то чтобы я считала себя звездой, конечно, но если кому-то приятно так думать — почему нет.
Я постоянно выкладываю в сеть фото своих котиков, и при личной встрече прежде всего вспоминают именно их: «как там ваш Лайтик?» Котикам, как обычно, львиная доля внимания!
Один отаку, часто оставляющий комментарии к записям, пришел однажды на мое выступление, вручил цветы и моментально исчез — я даже слегка огорчилась: не поблагодарила человека толком. А потом читаю в его блоге: «она была такая красивая, что я растерялся и не мог на нее смотреть». Пусть у японцев свой особый взгляд на иностранок (каждая первая — модель!), но ведь лестно же.

По сравнению с первой половиной нулевых годов, когда ты приехала в Японию и делала первые шаги на пути в карьере сэйю, как изменилась атмосфера отрасли? У тебя есть ощущение происходящих перемен, или они не слишком принципиальны, и в целом ситуация скорее стабильна?

Я не очень давно в индустрии, но, по моим наблюдениям, есть некоторый спад: поток аниме сократился, а вместе с тем и круг сэйю. Повторюсь, работать зовут проверенный годами пул артистов. Если и приглашают кого-то со стороны — то, как правило, тех, кто сотрудничает с опять-таки популярным агентством.

Тебе тяжелее, чем коллегам-японцам? Учитывая зарубежное происхождение, можешь ли ты рассчитывать на какие-то поблажки в профессиональном плане, или с каждого спрашивают одинаково строго?

Никаких поблажек. Наоборот, там, где есть смысл взять японку, приезжей скорее откажут. К сожалению, по этой причине я в основном пролетаю мимо расхожих ролей. Да и иностранки, как я признавалась выше, мне редко светят. Правда, теперь уже бывают случаи, когда на роль хотят взять именно меня, — особенно когда необходимо помогать артистам с русским языком. Есть не боящиеся экспериментов режиссеры, им интересно, как я смогу проявить себя в том или ином амплуа — я очень им благодарна.
Мой японский неидеален, но если сравнить мою речь десять лет назад, пять лет, теперь — разница будет ощутима.

Автор портрета — мангака Кэнди Оива (Welcome to the NHK, «Гот»)

Историк кино Дональд Ричи, живущий в Японии с 1949 года, пишет, что иностранец никогда не перестает быть для японцев чужаком, даже если живет с ними бок о бок много десятилетий. Наверняка ты тоже чувствуешь эту дистанцию. Насколько она дискомфортна? У тебя были случаи, когда она сокращалась до минимума?

Часто сталкиваюсь с подобным мнением: чужая страна, где тебя за свою никогда не примут. В сущности, я по этому поводу особо не переживаю. Никогда не стану полностью своей — и что? Я надеюсь добиться того, чтобы меня уважали за мои профессиональные качества. Не уверена, что в родной стране, будучи полностью «своей», смогла бы достичь того же.
На данный момент в кругу общения я не выделяюсь как иностранка: за годы жизни здесь у меня очень изменились восприятие и манера поведения. Порой смотрю на свежеприбывших русских с изумлением: в чём-то они радикальней, бескомпромиссней, не умеют сглаживать углы в беседе. Мне это знакомо: поначалу я и сама так себя вела. Потом что-то необратимо изменилось. Это нужно просто понять и принять, наверное. Надеюсь, произошедшие со мной изменения — в лучшую сторону.

Знаешь, определенно. За те… Сколько мы знакомы, лет пятнадцать?

Тринадцать точно.

Ты правда изменилась в Японии. Как это называется — здорово поработала над собой.

Ура! Постараюсь не разочаровывать и дальше.

Как того требуют обстоятельства, японский блог Жени почти целиком состоит из котиков, косметики, еды и эпизодического косплея.

Интервью: Валерий Корнеев. Фото: Томоки Хасэгава, Кадзуюки Окицу, Рёко Симидзу, Сюити Гото, Женя. Редакция благодарит Ольгу Шацкую за помощь в подготовке материала.

 24   2012   Jenya   Last Exile   аниме   ВК   интервью   озвучение   сэйю

Гости столицы

На вопросы «Отаку» ответил Расселл Д. Джонс — автор романа «На Границе Кольца», в котором московский метрополитен обретает разум, ангелы смерти стирают в прах длинный список достопримечательностей, а готик-лолита Варя Воронцова усваивает ценный жизненный урок.

Это не первая попытка местных литераторов заигрывать с аниме-тематикой (можно вспомнить странный цикл издательства «Азбука»), но точно первая книга, где фигурирует лозунг «Анимешники не тормоза!»
Russell D. Jones
Писатель, критик, копирайтер. Родился в Волгограде, живет и работает в Москве. Аниме увлекся в 2005 году, с тех пор создал и поддерживает целую россыпь сайтов об аспектах японского анимационного искусства. Любимый фильм Хаяо Миядзаки — «Унесенные призраками». Любимые станции метро — «Площадь Революции» и глубокая «Арбатская».

Валерий Корнеев: Еще когда роман был доступен для ознакомления в Сети, к тексту как-то сам собой приклеился ярлык «анимешный». Понятно, что на восприятие читателя влияют иллюстрации в манга-стилистике, но в целом и фабула, и язык книги, кажется, лишены специального аниме-акцента (во всяком случае, обошлось без гигантских роботов и девочек-волшебниц); на городском фэнтези такого плана сделал себе имя тот же Лукьяненко. Когда читатели определяют книгу как «аниме-роман», они, по-вашему, что имеют в виду?

Russell D. Jones: Девочки-волшебницы вообще-то в наличии. То есть девушки-волшебницы. А также контрастные герои, резкие повороты сюжета, характер многих сцен… Аниме — это не только гигантские боевые человекоподобные вперемешку с обычными школьниками: есть определенный подход к построению характеров и к разрешению конфликтов. И попытки сделать синтоизм на отечественном материале, наверное. Ну, а еще анимешник среди героев повлиял.

Практически все действующие лица — в том или ином смысле понаехавшие; наравне с сиротами-старшеклассницами Кольцевая линия метро притягивает преступников и охотников из чужих миров. Иллюстрация Сайрин.

ВК: Ваш герой Кукуня смотрит аниме и мастерит фигурки других персонажей — он, разумеется, по всем признакам анимешник (а то и отаку), но делает ли он анимешным сам текст? Вы чувствуете, что нащупали какую-то особенную тональность, или речь скорее идет о традиционной фантастике с элементом фансервиса для конкретной группы читателей?

RDJ: Вот чего не было в замысле, так это фансервиса. Была установка максимально воздерживаться от однозначно добрых и злых героев. Было стремление к выразительности — к «картинке». И была некая внутренняя свобода — пожалуй, именно это мне больше всего нравится в аниме. Невозможность предсказать дальнейшее, потому что логика не настолько прямая, как принято. И еще действует такой фактор, как непредсказуемость фантазии создателя. Но основная задача была в другом: представить обыденный мир метро чем-то особенным, неожиданным, без привлечения отработанных тем типа «камней с кладбища» или «двухметровых крыс». Одушевленность привычного — вот что хотелось воплотить. Новый ракурс. Если получилось похоже на Лукьяненко — куда деваться! Вероятно, мы с Сергеем Васильевичем черпаем из одного источника, только с разных сторон. За последние шесть лет к его книгам притрагиваться не приходилось. Другое дело — аниме.

ВК: Роман о судьбах приезжих; вы сами перебрались сюда во вполне сознательном возрасте — и на контрасте со станциями Кольцевой подаете город над ними как нечто почти безликое. Даже урбонимы за пределами метрополитеновских возникают ближе к развязке, когда дело доходит до светопреставления, и у вас там такое методичное перечисление, совпадающее с туристическими списками to do: разнести статую Петра, Кремль, Большой театр, ХХС — готово, готово, готово. Надземная Москва сегодня в принципе недостойна теплых чувств?

RDJ: Я обожаю верхнюю Москву — собственно, это была любовь с первого взгляда, когда в 19 лет впервые оказался в городе. Сразу стало понятно, куда мне двигаться после получения диплома.
Но события и герои романа тесно связаны именно с подземным миром, часть персонажей вообще никогда не поднималась наверх. Поэтому и поводов прогуляться по городу почти не было. История о пограничных делах предполагает некую однобокость; пытаться охватить всё — значит жертвовать осмысленностью. Для Деда (центральный персонаж) Москва и остальной мир — то, что он защищает, перенос места действия туда означает поражение.

ВК: Порой достаточно цепочки названий, чтобы объяснить «насмотренному» отаку общую канву и дух произведения. Через какие аниме вы объяснили бы свой роман?

RDJ: «Темнее черного», «Икс», «Эрго Прокси» и, пожалуй, Boogiepop Phantom будут ближе всего. И еще «Тоторо», конечно: то, что вместа леса нас окружает город, ничего по сути не меняет. Главное, уметь смотреть — и не бояться увиденного.

Сам томик проиллюстрирован достаточно скупо, зато в интернете доступна галерея рисунков и манга художницы meissdes о первой встрече Кукуни, Деда и Златы.

ВК: Графика в книге и глава-приквел с комиксом на сайте здорово способствуют восприятию истории. В отличие, скажем, от японцев, где вселенную литературного произведения обычно иллюстрирует один художник, вы сразу привлекли к оформлению целую группу авторов. И та самая «картинка» получилась ощутимо раздерганной стилистически — как в антологиях вроде Batman: Gotham Knight, когда знакомый всем герой терпит метаморфозы в руках разных художников. С вашими персонажами читатель только знакомится. Не боитесь так размывать их облик?

RDJ: Тут надо пояснить: проект «На Границе Кольца» был для меня большим путешествием в мир русскоязычных художников и комиксистов. Чтобы понять, что Сайрин подходит лучше всех, следовало понять, кто такие эти «все». Манга Алины Ерофеевой далеко не сразу стала тем, что она есть — во многом это связано с тем, что мне приходилось банально учиться общению с художниками и пониманию того, что это за тип, и какие градации внутри этого типа. Причем каждая иллюстрация, за исключением редких случаев фанарта, оплачивалась из моего кармана. Похоронить нарисованное из опасений, что читатели запутаются, просто духу не хватило.
Кстати, они не были созданы одновременно. Первая иллюстрация была закончена в марте 2011 года (а заказана в декабре 2010-го), последняя — в начале текущего года. Растянутый во времени процесс, который очень многое мне дал, и по опыту, и по знакомствам с разными замечательными людьми. Для новой книжки буду действовать иначе.

ВК: Новой книжки в этом же сеттинге? Вселенная «Границы» будет расширяться?

RDJ: Планы поработать над продолжением «Границы» у меня есть, но я в этом отношении «слон» и вынашивать идею буду долго.
Новая книга — цикл научно-фантастических и социально-фантастических повестей о будущем, в котором хотелось бы жить. То есть не утопия, не антиутопия, не космоопера и не постапокалипсис, а что-то вроде того, что братья Стругацкие сделали в повести «Полдень, XXII век», только более сконцентрированно по героям и территории. Очень много мыслей и идей накопилось о том, каким могло бы быть это лучшее будущее, а художественная форма позволяет реализовать всё в наилучшем виде. Вот и реализую понемногу.
Предвосхищая возможный вопрос: понятия не имею, насколько повлияет мое пристрастие к аниме. Как и в «Границе», здесь решаются вполне определеные художественные задачи. Аниме — всё-таки скорее метод. «Как», а не «про что».

«На Границе Кольца», Russell D. Jones. Мистико-фантастический роман, издательство «Комильфо», 2012 г. 456 стр. ISBN 978-5-91339-181-0

Особый подход к устранению современной интерполяции

«Отаку» обсудил с автором русского аниме Exaella красоту японской речи, неуютные цвета и деликатный фансервис.

Эксэлла пополнила внушительный ряд киберлолит, заняв место между чобитами и героинями Рэндзи Мураты.

Andrew Oudot — автор идеи, сценарист, продюсер, режиссер и аниматор проекта «Эксэлла». Международный человек-загадка, по призванию — киберпанк, по происхождению — несмотря на французский псевдоним, россиянин. Отказывается сообщать о себе какие-либо подробности, настаивая на том, что творчество важнее персональных данных.

— По Exaella очевидно, что вы — поклонник японской анимации. С чего началось ваше увлечение аниме?

— Началось необычно: когда-то мне не нравилось вообще всё нарисованное. Позднее, присмотревшись к аниме, я понял, что это вовсе не банальные «мультики», и мое негативное отношение постепенно сменилось восторгом. Оказалось, что аниме свободно от рамок и стандартов. Как, вероятно, и все те, кому посчастливилось разглядеть мир настоящего аниме, я попросту «там и остался».

— Что подвигло вас на шаг, на который решаются единицы, — к переходу из лагеря пассивных обожателей в немногочисленный лагерь творцов?

— Во-первых, у меня были готовы сценарии двух анимационных картин, написанные задолго до знакомства с аниме, и оставалось только решить, какую из них запустить в производство. Во-вторых, я не хотел делать еще одну «3D-штамповку». И в-третьих, «случайно» сюжет одного из сценариев как нельзя лучше подходил для аниме. Но тогда это была не Exaella…

— Производство длящегося полтора часа мини-сериала заняло у вас три года. Сколько часов вы работали в сутки, чтобы достичь такого результата? Тяжело было?

— Действительно, на работу ушло около трех лет — точнее определить сложно, так как к концу производства грань между созданием фильма и прочей работой попросту стерлась. Изначально планировалось завершить OVA за полтора года, и это с запасом. Я хотел сделать достаточно простенькую и по смыслу, и визуально историю, но в процессе она трансформировалась в более сложную и специфичную. Я не стал сопротивляться и продолжил работу в этом ключе.

Работать приходилось с 8—9 утра и до 10—11 вечера почти без передышек, что часто приводило к эмоциональному ступору, когда я не мог продвинуться ни на шаг. Когда решаешь провернуть такую работу в одиночку, приходится работать за весь коллектив аниме-студии, зачастую немаленький, поэтому даже обедал я без отрыва от производства. И физически, и морально работать поначалу было невероятно легко. Со временем стали появляться мысли вроде «а вдруг не получится» или «хватит ли сил»… Между тем силы почти иссякли, когда впереди оставалась еще половина фильма. Работать стало ощутимо тяжелее, а ближе к финалу сцены должны были становиться короче и динамичнее, что усложняло работу в три-четыре раза… Несколько раз мне всерьез хотелось все бросить.

— А оценочный бюджет производства?..

— Прямого ответа не дам. Это скучно. Я решил не смешивать художественное произведение с бухгалтерией и не хочу отвлекать зрителя от истории и оригинального мира Exaella.

Вкрапления ярких цветов подчеркивают общий сумрачный тон.

— Exaella сделана как японское аниме, а не русская мультипликация, даже озвучена японцами, а уже на их голоса накладываются русская и английская звуковые дорожки. Зачем понадобилась такая японизация?

— Лично для меня слово «японизация» звучит неприятно и неправильно, и я уверен на все сто процентов, что к Exaella оно никоим образом не относится. Аниме по большому счету имеет только японские корни, и делать его на русском или каком-либо другом языке мне показалось как минимум неправильным, поэтому и был выбран такой вот подход. Японский звук и текст — это неотъемлемая часть Exaella, или даже его сердцевина.

— Ориентируетесь на японский рынок?

— В это сложно поверить, но я не ориентировался вообще ни на какой рынок. Задача была — рассказать интересную и необычную историю. Остальное второстепенно. Если бы я снимал фильм ради денег, я сделал бы коммерческий продукт. Мои цели были иными.

— И всё же — не отпугнет ли русских зрителей японскость вашего аниме?

— Если честно, понятия не имею. Несмотря на японский уклон, главное в фильме — культурные коды. Полагаю, что людей, для которых была создана Exaella, такой ход точно не смутит. Не забудьте и о возможности просмотра аниме на японском, без убивающего красоту японской речи дубляжа… Если бы я был зрителем, я посчитал бы это большим достоинством фильма.

— Озвучившие Exaella японцы — ваши знакомые или профессионалы?

— Вовсе не обязательно разделять эти два понятия, так как в ряду знакомых вполне могут быть профессионалы — и наоборот. На стадии озвучения, как обычно, был проведен отбор голосов, чтобы определить, кто именно сможет работать с конкретными ролями. Сначала я планировал поручить две главные роли другу из Осаки, но потом осознал, что мне необходимо абстрагироваться от внешности человека, чтобы понять, насколько его голос гармонирует с образом. Другими словами, я должен быть незнаком с актерами и не встречаться с ними вплоть до окончания записи. В том, что выбранные актеры — профессионалы высокого уровня, я убедился, когда работал над синхронизацией голосов персонажей. Переозвучить пришлось максимум 3—4 дубля. Без сложностей не обошлось, но в итоге голоса легли просто идеально. С этими актерами мы будем пробовать совместно работать и дальше.

Вступительный ролик мини-сериала.

— Кажется, на Exaella сильно повлиял сериал «Эрго Прокси», вплоть до очевидной параллели «Пику — Пино», а сама Эксэлла чем-то напоминает Чезу из «Волчьего дождя». Насколько осознанны такого рода влияния?

— «Эрго Прокси»?.. Хороший, стильный сериал, но сказать, что он оказал влияние на Exaella, я не могу. Это совсем разные произведения и по сюжету, и по стилю, и особенно по визуальной подаче. Пику поначалу была для меня даже не персонажем, а краской, необходимой для того, чтобы вызвать определенные эмоции. Одним из важнейших звеньев истории она стала позднее. Пока я ничего не знаю про Чезу («Волчий дождь» не смотрел). Я уже успел такого наслушаться, что перестал удивляться — например, некоторые утверждали, что Эксэлла похожа на Мику Хацунэ. Верите или нет, после этих утверждений я на полном серьезе пытался найти между ними хоть что-то общее. И нашел. Обе — девушки.

— Примете ли вы упреки, что Exaella, с одной стороны, несколько затянута, а с другой, количество сущностей зашкаливает?

— Конечно, приму, но только от тех, кто сможет привести в пример более совершенное любительское аниме. Затянутость — вещь очень субъективная: для одних плывущие облака монотонны, другие видят в них движение и свободу, кто-то на них вообще не смотрит… Ответ на вопрос, использовать длинные сцены или нет, зависит от цели, от эмоционального акцента, который эти сцены передают.

Exaella задумана так, чтобы у зрителя остались вопросы, точнее, чтобы ответы нашлись не с первого раза. Я боялся как раз того, что многое будет очевидно, так как большинство подсказок лежит на поверхности по принципу «хочешь спрятать — положи на видное место». Насколько я видел, есть люди, которые многое поняли. Спасибо им за это.

— А упреки в неестественности движений героев, обусловленной «скелетной» анимацией вручную?

— Анимация для Exaella проводилась с особым подходом к распределению веса ключевых кадров и устранением современной интерполяции. Я как раз больше старался приблизить ее к «ручной», включив наиболее распространенные «ошибки», такие как неровность анимешных походок, угловатость движений, уже ставшие отличительными чертами такого рода анимации.

— Почему Exaella нарисована черно-белой с редкими вкраплениями цвета?

— Прежде всего это сделано для создания атмосферы. Думаю, многие зрители если не видят, то по крайней мере чувствуют «промозглость» этого цветового решения, что полностью соответствует событиям, происходящим вокруг Ксонаса.

Хотя противники Эксэллы многочисленны и хорошо вооружены, назвать постановку боевиком было бы опрометчиво.

— Как вы относитесь к такому явлению, как фансервис? Можно ли говорить о фансервисе применительно к Exaella?

— Как говорит Махоро, порнография — это грех. Я полностью с ней согласен. Если же речь идет о здоровом фансервисе в сообразном количестве, мне кажется, аниме без него скорее будет неполноценным. Конечно, в Exaella фансервис присутствует, но используется очень деликатно, тонко и сдержанно.

— Вы выпустили OVA комплектом из двух DVD. Каким тиражом, если не секрет? Каковы перспективы окупаемости и продаж?

— Это внутренняя информация.

— Является ли Exaella частью большей истории? Будете ли вы эту историю развивать, в том числе в анимешном виде?

— Как ни парадоксально, Exaella была запущена в производство довольно неожиданно, причем мне пришлось отложить на три года предыдущий проект. Exaella, по сути, является прологом к этому проекту. Поскольку Exaella помогла мне найти особенный стиль, не похожий на стиль основной массы аниме, я твердо намерен работать именно в этом стиле.

— Расскажите о себе, пожалуйста. Имя Andrew Oudot пока широкому кругу зрителей ничего не говорит…

— Я хотел рассказать необычную, запутанную и загадочную историю, а популярность и слава меня не волновали. Да, мой творческий псевдоним Andrew Oudot часто встречается в в титрах, текстах и так далее, но сделано это вовсе не из-за рекламы. Мне приходится использовать его из юридических соображений — и зачастую против моего желания. Если бы современный мир был устроен иначе, я оставил бы только надпись Exaella — настоящую ценность несет только само аниме.

— Тем не менее — кто вы, откуда вы, куда вы идете?

— Я из России. Остальное не слишком интересно и не очень важно. Куда я иду? Первый фильм снят, это испытание позади. Над следующими проектами будет работать больше людей.

Интервью: Николай Караев

Российских видеопроектов, стилистически восходящих к аниме и манге, достаточно много, но это почти всегда малая форма: десятки коротких роликов в диапазоне от любительских клипов до выступлений «обзорщицы» Нинель Пофиг. «Отаку» выбрал четыре показательных работы разных лет.

«Утекай—2» (1999). Музыкальная страшилка, снятая земляком фронтмена «Мумий Тролля» Павлом Руминовым в подарок группе. Илья Лагутенко в образе чуть ли не Блэкджека Осаму Тэдзуки, вампиры и тот самый маниак из подворотни — Руминов аниме знает и любит, а если лица вышли не вполне анимешными — что ж, владивостокские художники старались в меру сил.
The Battle of Bridge City (2008). Двухминутный 3D-клип Арсения Чебынкина (ArsXC) победил в категории «визуальные эффекты» на конкурсе произведений в стилистике стимпанка, проводившемся CG Society. Задуман как тизер большого проекта, однако пока дальше превью дело не зашло. Зато Арсений прославился в Pixiv, японской соцсети для иллюстраторов.
«Простоквашино» (2010). Приветствие челябинской команды КВН «Бомонд», показанное в четвертьфинале популярной телевизионной игры. Положительные персонажи простоквашинского цикла сражаются с армией клонов почтальона Печкина, в итоге синтезируя для тех умиротворяющий велосипед. Авторы не без успеха высмеивают штампы боевых аниме 1980-х.
«Я люблю тебя» (2010). Неприкрытый оммаж Макото Синкаю, поэтическая зарисовка Рината Тимеркаева — еще и признание в глубоком чувстве к Екатеринбургу. Столицу Урала автор-одиночка романтизирует так же яро, как Синкай — японские полустанки. Возможно, первые (и последние?) в истории мировой анимации камео автомобиля ВАЗ—2109 и трамвая Tatra T7B5.
 4   2012   Exaella   аниме   инди   интервью   НК   русское
Ранее Ctrl + ↓