всё вместе аниме манга колонки интервью отвечает Аня ОнВ
1 заметка с тегом

ретро

Отвечает Аня: недавнее аниме в духе восьмидесятых и девяностых

Вопрос: Расскажите, снимают ли сейчас японцы хоть что-то похожее на их анимацию из 1980-х и 1990-х? Старые фильмы сильно отличаются по духу от того, что выходит в наше время.

Ответ: Давайте попробуем охарактеризовать японскую анимацию благословенных лет (тучные для Японии восьмидесятые многие считают золотым веком аниме) и понять, в чём ее отличия от сегодняшних сериалов, фильмов и OVA. Каким было то аниме? Чуть более наивным. Рыхлым, тактильным, «настоящим» из-за аналоговых технологий производства — с подрагивающей картинкой, незапланированной пылью и засветками в кадре. Акцент на симпатичных персонажах тогда еще не вызвал сахарное цунами эстетики моэ: кавайность оставалась чертой героя и редко составляла тот стержень, на который накручивается всё произведение (поэтому вещи наподобие Strike Witches, Rozen Maiden, So Ra No Wo To немыслимы в каком-нибудь 1987 году). Постановки в массе своей были несколько проще в сюжетном плане; «Евангелион» с его надрывным психологизмом проехался катком по отрасли и зрителям только в середине девяностых.

При этом восьмидесятые остаются периодом экспериментов, временем, когда потребительский бум в японском обществе — на тот момент Япония была второй экономикой мира, по уровню ВВП уступая только США — позволял держаться на плаву самой разной, зачастую совсем странной анимации. Зрители массово обзаводились видеомагнитофонами, в 1983 году с появлением фильма Dallos родился целый новый формат аниме — OVA, Original Video Animation, то есть продукция для продажи сразу на домашнем видео, минуя кинопрокат и телеэфир. Взрывной спрос гарантировал выход в плюс даже самым маргинальным проектам. Восьмидесятые — это ведь время расцвета и порнографического аниме, хентая, до прихода VHS в природе почти не существовавшего (редкие киноопыты в данном случае не в счет).

Подчеркнуто маскулинные вещи, которые сегодня загнаны в гетто «аниме про настоящих мужиков», в те годы составляли не то чтобы мейнстрим, но вполне заметную фракцию рынка, — речь о «Кулаке Полярной звезды», City Hunter, Space Adventure Cobra, Jojo’s Bizarre Adventure, Baoh: The Visitor, Project Zeorymer, Mad Bull 34, Violence Jack и прочих историях с крепкими парнями на первых ролях. Как-нибудь посчитайте, сколько аниме про школьниц приходится сегодня на одного «Берсерка», — в восьмидесятых и на заре девяностых соотношение в силу ряда причин было иным, с меньшим перекосом в сторону слащавости.

Riding Bean (1989) — стопроцентно мачистский экшн эпохи первого бума женских лосин.

Что из снятого за последние лет 10—12 похоже на проекты четвертьвековой давности, несет в себе след того цайтгайста? Задавшись целью, можно отыскать не так уж мало аниме, отвечающих перечисленным характеристикам. Это ремейки — скажем, Golgo 13 (2008—2009), Space Adventure Cobra (2010), «Кулак Полярной звезды: Новая эра» (2003). Фильм, вернее, сборник клипов Лэйдзи Мацумото Interstella 5555 (2001) на композиции Daft Punk — пример более-менее современного использования эстетики аниме конца семидесятых и ранних восьмидесятых; манера рисунка Мацумото неизменна уже лет сорок. Режиссер Осаму Дэдзаки в нулевых продолжал выдавать примерно то же, что и двадцать лет назад: Ultraviolet Code 044 (2008) и Genji Monogatari Sennenki (2009) духом и буквой похожи на его старые вещи вроде Oniisama E или Kasei Yakyoku. Героическое фэнтези Guin Saga (2009) с брутальным воином в маске леопарда — плоть от плоти восьмидесятых, периода, когда были написаны одноименные повести Каору Куримото.

Если бы не компьютерный пост-продакшн, экранизация фантастического романа Mardock Scramble (2010) сошла бы за ленту из 1993-го, — там, знаете, такое специфическое будущее с ЭЛТ-мониторами. Аниматоры студии Madhouse каждые два-три года возвращаются к стилистике своих OVA ранних девяностых: на роль духовных преемников «Кибергорода Эдо» и Demon City Shinjuku подходят сериал «Манускрипт ниндзя» (2003), полнометражный спин-офф «Горца» Highlander: The Search for Vengeance (2007), экранизация видеоигры Devil May Cry (2007), бандитская сага Gungrave (2003) и сериал Kurozuka (2008) — тоже как бы «Горец», только совсем на японский лад. Опираясь на фундамент лучших приключенческих аниме восьмидесятых, студия Gainax в «Гуррен-Лаганне» (2007) удачно перепридумала жанр «пилоты боевых роботов спасают Вселенную». Сериал Casshern Sins и смелый цикл OVA «Дочери Мнемозины» в 2008 году держались особняком на фоне захлестнувшей рынок волны моэ. Прошлогодний кинофеномен Redline Такэси Коикэ — фильм, не только укорененный в эстетике «жесткого» аниме восьмидесятых, но продвинувший эту эстетику на новый уровень, осовременив ее с помощью виртуозной анимации.

В Mardock Scramble (2010) любовно собрано всё то, из-за чего в начале 1990-х на Западе к аниме прилип ярлык диковинного треша: мутанты, хакеры, глубокие черные тени, секс и мясорубка.

Отдельно надо упомянуть несколько проектов, нарисованных после того, как их сценарии победили на конкурсе спутникового канала Animax. Azusa, Otetsudai Shimasu! (2004), Lily to Kaeru to Ototo) (2006), Yumedamaya Kidan (2007), Takane no Jitensha (2008) и Shouka (2010), будучи, безусловно, работами новейшей эпохи, по-разному напоминают об аниме восьмидесятых и девяностых — динамичной «кинетической» мультипликацией, атмосферой, образами персонажей, постановкой либо манерой монтажа.

Важный аспект восьмидесятых—девяностых, который американские, европейские и российские фэны часто упускают из вида, — на те годы в аниме пришелся расцвет романтической комедии. Kimagure Orange Road, Maison Ikkoku, Urusei Yatsura, Shiratori Reiko de Gozaimasu!, Hiatari Ryoko, Marmalade Boy, Slow Step, Video Girl Ai, Hoshikuzu Paradise, «Он и она и их обстоятельства» не так широко известны нашему зрителю, как «Макросс», «Сейлор Мун» или кровопускательные боевики, однако составляют ключевой и очень ценный пласт японской анимации.

Все нулевые годы анимешный ромком размывали экранизации порнографических компьютерных игр (порно при этом оставалось за кадром), но на общем блеклом фоне сверкнули несколько выдающихся сериалов, продолжающих традиции прошлых десятилетий. Nodame Cantabile (2007), Itazura na Kiss (2008, по манге 1991 года), Kimi ni Todoke (2009) и, в особенности, Honey & Clover (2005) — примеры романтических комедий высшей пробы, направленных на женскую и смешанную аудиторию, тогда как замечательный сериал ToraDora (2008) и совсем свежий Waiting in the Summer (2012) имеют чуть больше шансов понравиться зрителям сильного пола.

Kimi ni Todoke — история белой вороны Савако, которую одноклассники чурались и дразнили Садако (в честь героини «Звонка») до тех пор, пока на неё не обратил внимание красавчик Кадзэхая.

Вообще, об аниме восьмидесятых и девяностых говорить можно бесконечно, это фантастические глубины, где возникали и порой схлопывались целые поджанры. Что-то перекочевало в современные фильмы, что-то осталось в прошлом. Например, 20—25 лет назад, когда по Японии активно раскатывали группировки байкеров-босодзоку (помните их в «Акире»?), произошел легкий бум манги и аниме о мотоциклистах — были напечатаны и сняты Kaze wo Nuke, Shonan Bakusozoku, BariBari Densetsu, Bobby ni Kubittake, Pelican Road Club Culture, Samuraider, множество похожих работ. Сегодняшние отголоски того всплеска? Пожалуй, лишь одинокий RideBack (2009), где студентка пилотирует робота-трансформера о двух колесах. Хотя вступительный ролик этого сериала студии Madhouse щеголяет 3D-графикой и модной цветокоррекцией, в нём тоже есть кое-что от лихих гоночных аниме конца восьмидесятых. Чувство скорости, ветер в лицо. Свобода.

 16   2012   1980-е   1990-е   отвечает Аня   ретро