всё вместе аниме манга колонки интервью отвечает Аня ОнВ
1 заметка с тегом

лоликон

Отвечает Аня: лоликон вне закона

Вопрос: Правда ли, что парламентарии в Японии тоже пытаются приравнять хентай с несовершеннолетними персонажами к детской порнографии, как это сделали эксперты Роскомнадзора?

Ответ: Правда. Но в этой истории много нюансов, о которых полезно знать.
Эротическая эксплуатация образов несовершеннолетних присуща не только аниме и манге: японское общество в целом относится к этому явлению несколько более толерантно, чем наши соотечественники или общественность на Западе. Наверное, любой, кто интересуется японским литературным или кинематографическим мейнстримом, сталкивался с определенной сексуальной фетишизацией образа ребенка (особенно девочки-школьницы), не слишком характерной для западной культуры. Влечение японцев к образам детей допубертатного и раннепубертатного возраста — так называемый «комплекс Лолиты», лоликон, если объектом влечения становится девочка, и сётакон, когда речь идет об интересе к мальчику, — по-видимому, стало прямым следствием общей любви этой нации к симпатичным миниатюрным вещам — всему тому, что укладывается в определение «каваии».

Бонсай, оригами, миленькие персонажи-маскоты, крохотные микролитражные автомобили, удобная в использовании портативная электроника, игрушки-гасяпоны — все эти приятные, успокаивающие мелочи сглаживают сильнейшее давление, которому с детства подвергается японец — зубрящий, перерабатывающий сверх меры, подчиняющийся сложной системе социальных норм. Долю аудитории вполне невинных школьных сюжетов вроде «Адзуманги» и K-ON (где мало внимания уделяется учебе, а фокус смещен на дружбу умилительных старшеклассниц, выглядящих моложе своих 16-17 лет) составляют взрослые зрители: для них эти сериалы становятся возможностью отдохнуть от повседневного стресса, ненадолго забыть о грузе ответственности. Популярность юных персонажей — невинных, привлекательных, открытых, дружелюбных, непосредственных и беззащитных — неминуемо ведет к их фетишизации и в сексуальном плане.

Многие любители аниме знают, что в декабре 1983 года вышла самая первая в истории отрасли OVA (лента, нарисованная специально для издания на домашнем видео; это был научно-фантастический мультфильм Dallos реж. Мамору Осии), но куда меньше фэнов в курсе, что уже в феврале 1984-го третьим по счету OVA-релизом стала дебютная серия цикла Lolita Anime — рисованного порно с участием школьниц и рейтингом «для зрителей старше 18». С тех пор объемы хентая и лоликон-продукции (в основном не аниме, а самиздатовских комиксов-додзинси) только росли, хотя действительно шокирующие истории с героями, которые выглядят как совсем маленькие дети, составляют крохотную часть от общего объема японской порнографии. Но такие произведения действительно существуют, доступны взрослым покупателям в специализированных магазинах и имеют свой круг поклонников.

Рисунок и мультипликация в Lolita Anime прескверные даже по меркам ТВ-аниме середины 1980-х.

Часто цитируемый сейчас директор организации «Лига безопасного интернета» Денис Давыдов считает, что порнографическая аниме-продукция способствует распространению сексуального насилия над несовершеннолетними. Зарубежным экспертам такой закономерности, однако, выявить не удалось. В Японии с 1972 года наблюдается резкий рост популярности порнографии, при этом из года в год стабильно снижалось число задокументированных случаев сексуального насилия, в том числе над детьми до 13 лет (подробно об этом — в работе сексологов Милтона Даймонда и Аяко Утиямы); похожие результаты зафиксированы исследователями из Германии, Дании и Швейцарии. Изучающий отаку-культуру профессор университета Васэда Хироки Адзума убежден, что среди читателей лоликонной манги преступников не больше, чем в среде людей с другими увлечениями. Известно, что печально знаменитый маньяк-убийца Цутому Миядзаки (его часто относят к числу отаку) был поклонником жестоких комиксов и фильмов ужасов, но какая-либо связь между совершенными им убийствами малолетних девочек и мангой в жанре лоликон до сих пор не доказана и остается предметом споров. Существует даже точка зрения, что лоликон «переключает» латентного педофила на привлекательные рисованные образы, отводя угрозу от настоящих детей.

Школьницы и подчеркнуто молодые девушки были постоянными героинями достаточно талантливо сделанного цикла хентайных OVA Cream Lemon (1984—1993, 38 серий).

Япония — современное развитое государство, по законам которого сексуальная эксплуатация ребенка является уголовно наказуемым преступлением, а производство и распространение детской порнографии запрещены. Правда, как и в России (и в отличие от подавляющего большинства стран мира), отсутствует запрет на владение такими материалами — но этим сходство исчерпывается. В 2010 году международная организация Telefono Arcobaleno опубликовала данные по территориальной принадлежности веб-ресурсов с детской порнографией: Россия заняла 4 место с 7118 сайтами, Япония же — только 12 место с 56 сайтами. В 2012 году, по данным Internet Watch Foundarion, на Азию приходилось лишь 8% выявленных сайтов с подобного рода материалами (доля США — 54%, Европы вместе с Россией — 37%). Тот факт, что в Японии сегодня легально издается рисованная порнография с выдуманными несовершеннолетними персонажами, вовсе не означает, будто японское общество в целом одобряет такие комиксы или даже поощряет педофилию. Скорее, это свидетельствует об уважительном отношении японцев к свободе творчества и праву меньшинства на самовыражение. «Докатились до картинок про секс с малолетками? Ваше извращение — это ваше личное дело, рисуйте и читайте свою похабщину за закрытыми дверями сколько угодно, если вы при этом не трогаете настоящих детей», — примерно так можно сформулировать общественный консенсус по вопросу лоликона.

Обложки ежемесячного журнала Comic LO (сокращение от Lolita Only) авторства иллюстратора Такамити выглядят мило и безобидно, однако мод ними скрывается натуральная порнография с участием рисованных детей. Выпуск такого издания в России или на Западе немыслим, в Японии его c 2002 года может купить любой взрослый.

В 2010 году бурю в стакане воды поднял политик и литератор Синтаро Исихара, на тот момент занимавший должность губернатора Токио. Исихара, ультраправый националист, известный своими скандальными высказываниями в адрес сограждан, иностранцев, гомосексуалистов, пожилых женщин и жертв Нанкинской резни, озаботился моральным обликом столичных подростков, инициировав внесение поправок в «Постановление Токийской метрополии о здоровом развитии молодежи» — закон префектуры, действующий с 1964 года и ограничивающий доступ детей и подростков к «вредоносным публикациям». Первый пакет поправок под довольно диким названием «билль о несуществующих несовершеннолетних» (хидзицудзай сэйсёнэн), в котором предлагалось оградить юную аудиторию от сексуализированных изображений персонажей младше 18 лет, был сформулирован крайне общо, вызвал протесты многих мангак, Гильдии японских писателей и Демократической партии Японии, и в итоге был отклонен городским правительством. Исихару это не остановило, и через несколько месяцев с его подачи был принят так называемый «билль 156» — переработанный пакет поправок, расширивший понятие «вредоносных публикаций» за счет «любой манги, анимации или графических изображений, демонстрирующих сексуальные или псевдосексуальные акты, которые противозаконны в реальной жизни, равно как сексуальные или псевдосексуальные акты между близкими родственниками, чей брак в реальной жизни был бы противозаконен, особенно когда такая демонстрация неоправданно превозносит или утрирует указанные акты». Откровенной рисованной порнографии всё это, что характерно, касалось мало: она и так публиковалась под грифом «сэйдзин» («для взрослых») или «18+», лежала на отдельных полках, и тинэйджерам ее не продавали.

Многих авторов-лоликонщиков сложно упрекнуть в отсутствии художественного дара. Серию пин-апов Futuregraph публикует в порножурналах Рэндзи Мурата, дизайнер персонажей хорошо известного в России аниме «Изгнанник».

В ответ на изменение закона Ассоциация японских аниматоров (AJA), крупнейшие издательства Shueisha, Kodansha и Shogakukan заявили, что поправки опять-таки написаны чересчур общо, могут трактоваться излишне широко, а значит — ограничивают гарантированную конституцией Японии свободу выражения и окажут подмораживающий эффект на всю аниме- и манга-индустрию (как свод цензурных правил Comics Code в свое время затормозил развитие американских комиксов). Ряд студий и издателей первого эшелона бойкотировали проводящуюся городской администрацией ярмарку Tokyo Anime Fair, вышел крупный скандал, отреагировать пришлось даже тогдашнему премьер-министру Наото Кану — он высказался в том смысле, что детей от разврата надо беречь, но срыв отраслевого смотра недопустим, так как японская анимация должна завоевывать зарубежные рынки. Обновленный закон, впрочем, остался в силе, и сегодня мангака, вводя в сюжет, например, сцену изнасилования (совсем не обязательно нарисованную со смакованием подробностей) может подставить под удар своего издателя.

Дальше — больше. В конце мая 2013 года сразу три политические партии, включая правящую Либерально-демократическую партию Японии (ЛДП) представили на рассмотрение нижней палаты японского парламента проект поправок к закону о детской порнографии, где, во-первых, оставлены без внимания спорные места (само определение детской порнографии в действующем законе сформулировано столь нечетко, что под него могут подпадать даже обычные семейные фото), а во-вторых, проделан финт, аналогичный выкинутому в июне неназванными экспертами Роскомнадзора: законопроект ставит знак равенства между детским порно и рисованными произведениями («мангой, аниме, компьютерной графикой» — сюда же попадают и компьютерные игры), где запечатлено растление несуществующих детей. Примечательный момент: литература в этот список не попала, и комментаторы уже иронизируют, что некоторые книги, написанные в молодости Синтаро Исихарой, содержат просто порнографические сцены, а вот если бы их экранизировали в виде аниме, то вышла бы «детская порнография». Из законопроекта прямо следует, что любая нарисованная от руки или сгенерированная на компьютере иллюстрация с обнаженным персонажем в возрасте от 0 до 18 лет может стать объектом расследования на предмет «нарушений прав ребенка».

Против этих поправок выступает вся индустрия: Ассоциация японских карикатуристов, профсоюз создателей анимации JAniCA, организаторы крупнейшей ярмарки манги Comic Market, Японская ассоциация книгоиздателей и ассоциация журнальных издателей, масса отдельных аниматоров, сценаристов и художников. Вместе с юристами наиболее активные противники предлагаемой коррекции закона из числа комиксистов — Кэн Акамацу (автор Love Hina, Negima), ветераны мангапрома Фудзико Фудзио («Дораэмон»), Лэйдзи Мацумото («Галактический экспресс 999») и Тэцуя Тиба (Ashita no Joe) — провели консультации в парламенте, пытаясь убедить законодателей в ошибочности смешения проблемы преступлений против реальных детей и регулирования издательской отрасли. Мангака Син Кибаяси (GetBackers, Kindaichi Case Files), приглашенный в комиссию ЛДП по реализации программы Cool Japan, возмутился тем, что партия пытается продвигать японскую развлекательную продукцию за рубежом, параллельно насаждая у себя на родине цензуру.

26 июня закрылась 183-я сессия японского парламента. Проголосовать по спорным поправкам законодатели не успели, и по просьбе группы юристов ЛДП рассмотрение этого вопроса перенесено на осень. Кэн Акамацу написал в твиттере, что бой не закончен, и призвал соотечественников активнее высказываться против предложенной редакции закона. ■

 86   2013   аниме   лоликон   манга   отвечает Аня   порнография   хентай